Башкирские салафиты и экологический протест вокруг Куштау

  • протесты
  • 18.Авг ‘20
  • 5
  • 479
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Многодневный конфликт вокруг разработки шихана (крупного известнякового холма) Куштау в Ишимбайском районе Республики Башкортостан завершил свою активную протестную форму. Пока все наблюдали, что происходило то в Хабаровске, то в Белоруссии, события в центре России как-то остались в стороне, хотя именно они, подобно архангельскому Шиесу, показали, как экологический протест может за короткое время вылиться в острый политический кризис, раскалывающий общество.

На фоне многодневного протеста, который проходил не только возле горы, но и в Интернете, где развернулась настоящая информационная война между протестующими и властями, в новостных сводках появились сообщения об активном участии башкирских националистов и салафитов в событиях вокруг Куштау. Однако если участие первых было очевидным и ими не скрывалось, то вот относительно присутствия салафитов в рядах тех, кто строил палаточный лагерь и оказывал сопротивление бойцам ОМОНа, было скорее искажением со стороны близких к администрации главы Башкортостана и «Башкирской содовой компании» информационных ресурсов.

Когда мы говорим о современном салафизме в Башкортостане, то обязательно всплывает фигура 43-летнего выпускника каирского университета «Аль-Азхар» Ишмурата Назировича Хайбуллина.

Вернувшийся после 9-летнего обучения в Египте в родной Башкортостан в 2004 году, Хайбуллин недолго поработал имамом в уфимской мечети «Фаляк», после чего в 2009 году создал организацию «Шура мусульман Башкортостана», которая стала объединять салафитов этой республики. Хайбуллин был очень осмотрительным и старался действовать легально, чтобы не привлекать внимания со стороны правоохранительных органов. «Шура мусульман РБ» как зарегистрированная общественная организация в 2010-е годы стала заметной силой в башкирском молодежном движении, что неизбежно привело к конфликту как с официальным духовенством из Духовного управления мусульман Башкортостана, так и с не менее активным в регионе суфийским движением братства «Хаккания», с которым салафиты публично враждовали. В конечном счете салафитская «Шура мусульман РБ» стала сильно беспокоить государственные органы, которые поначалу относились к организации Хайбуллина терпимо: все-таки в отличие от салафитов-джихадистов Ишмурат был против того, чтобы ребята из Башкортостана ехали воевать на Северный Кавказ или в Сирию. Более того, мы можем найти на YouTube-канале Хайбуллина видеоролики, где он весьма доходчиво объясняет своей аудитории, почему этого не следует делать: ведь в Сирии башкирских салафитов с большой вероятностью ждет смерть, а назад домой дорога будет только через тюрьму.

К тому же у него перед глазами был реальный пример того, как чрезмерная общественная активность в сфере исламизма может привести к печальным результатам, — это судьба 44-летнего заместителя председателя Всемирного курултая башкир Фанзиля Ахметшина, отправленного отбывать наказание в места лишения свободы на 4,5 года за возбуждение религиозной ненависти и контрабанду наркотиков.

Осознав, что над ним сгущаются тучи, летом 2017 года Хайбуллин публично распустил «Шуру мусульман РБ» (поводом стало признание экстремистскими нескольких статей, опубликованных на сайте организации, в которых критиковался суфизм), тем самым обезопасив себя от возможных последствий со стороны правоохранительных органов.

Сам Ишмурат Хайбуллин, постоянно живущий в Стерлитамаке, городе, находящемся в 18 км от Куштау, приезжал 10 августа вместе с сыном на сход протестующих возле этого шихана, но его участие было пассивным, он лишь наблюдал за этим протестом. Правда, затем он на своем YouTube-канале записал видео на башкирском языке, где поделился своими впечатлениями и соображениями. Основной посыл его рассуждений свелся к тому, что мусульманам можно участвовать в подобных экологических протестах; ведь если даже немусульмане выступают за сохранение природного ландшафта исконно мусульманского региона, то почему умма должна быть пассивна ?

Можно ли считать подобные, пусть и публично вслух озвученные салафитским лидером, мысли призывом к исламистам присоединиться к акции протеста? Честно говоря, как-то слабо они тянут на призыв, тем более, что сам Хайбуллин в дальнейшем полностью устранился от какого-то личного участия в этих акциях. Однако экологический конфликт в Куштау стал полем для информационного противоборства протестующих и властей, где последние решили воспользоваться сказанными Хайбуллиным словами, представив это как открытую публичную агитацию салафитского лидера за массовое участие своих единомышленников в противостоянии вокруг шихан.

Более того, в ряде телеграмм-каналах появилось упоминание о некой фетве, которая была будто бы распространена Ишмуратом Хайбуллиным с призывом к «каждому правоверному мусульманину Башкортостанского вилаята» выйти на защиту «священной горы» Куштау и дать достойный отпор. Однако сам Хайбуллин опроверг эту новость, указав на нелепость для мусульман-салафитов подобного утверждения. Все-таки у мусульман священной горой может считаться только гора Арафат в 20 км от Мекки, и башкирские шиханы сакральными считаться не могут. К тому же разговоры о сакрализации гор, родников, лесов, кладбищ – это больше нарратив суфиев в Башкортостане, но никак не салафитов. Последние как раз открыто выступали против паломничеств на гору Нарыстау (Миякинский район Башкортостана), где суфии возвели саркофаг над якобы могилой сахабов (сподвижников) пророка Мухаммеда, прибывших на Урал распространять ислам еще при жизни Пророка в 7 веке н.э. Разговоры про «священную гору» — это точно не риторика салафитов.

Справедливости ради следует сказать, что Хайбуллин сам протест вокруг Куштау поддержал, но своих единомышленников не стал агитировать в нем участвовать, посоветовав воздержаться от этого. Салафитского лидера понять можно: лезть ему и его сторонникам на рожон – себе дороже. В отличие от башкирских националистов из организации «Башкорт», недавно признанной экстремистской и запрещенной в России, которые вскоре оказались в первых рядах протестующих и готовы были лезть на баррикады, Хайбуллин понимает, что салафиты подпадут под прессинг силовиков еще более жесткий, «башкортовцы».

Хайбуллин все-таки так долго считается и признается лидером башкирских салафитов неслучайно: дело не только в том, что он свободно и хорошо знает арабский язык, выступает с яркими проповедями в Интернете, но еще и потому, что является человеком осмотрительным, осторожным и ответственным за своих единомышленников. Для лидера это важные качества, а для лидера салафитов, находящимся на свободе, – особенно нужные. Поэтому рваться в открытую на защиту Куштау и еще звать то же самое делать своих сторонников – это безрассудно; сразу последуют жесткие меры со стороны силовых органов. Отсюда и приписываемую ему агитацию за участие салафитов в экологическом протесте все-таки можно считать преувеличением.

В итоге, как не старались лоббисты разработки Куштау представить протест как плацдарм для выступления салафитов, объективно таковым не был. И салафиты, и суфии в Башкортостане, хоть и сочувствовали движению против разработки Куштау, как и многие другие политические движения (коммунисты, справедливороссы, последователи Николая Платошкина из движения «За новый социализм», у которых в Стерлитамаке, кстати, есть своя ячейка), однако открыто присоединяться к протесту не собирались, предпочитая находиться в положении наблюдающих.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий