ЦДУМ открыло представительство на Северном Кавказе

  • ЦДУМ
  • 06.Окт ‘20
  • 3
  • 308
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Центральное духовное управление мусульман официально открыло представительство в Ингушетии. Офис представительства расположился в Магасе, столице республики, а главой назначен Ахмед Сагов, наиболее известный в регионе как медиатор межтейповых конфликтов. Само представительство было образовано еще 14 августа, но отпраздновать открытие получилось только в конце сентября. Поэтому случаю был проведен мавлид с участием аксакалов. Однако верховный муфтий на открытие своего представительства не прибыл и даже не прислал никого из своего аппарата, поэтому мероприятие прошло довольно скромно, и видно было, что оно нужно не столько самому Таджуддину, сколько Сагову, который теперь носит традиционный зеленый чапан (халат) с тюльпанами на плечах, принятый в ЦДУМ. У Сагова теперь появляется официальный статус и определенная независимость от Духовного центра мусульман Республики Ингушетия.

Ахмед Сагов, представитель ЦДУМ на Северном Кавказе

Отметим, что институт представительств весьма распространен в крупных российских муфтиятах, нередко даже региональные духовные управления мусульман создают свои представительства в регионах, где юридически у них нет своих приходов: например, муфтият Дагестана имеет свои представительства во всех федеральных округах страны и даже за границей. Представительство – это не мечеть, оно не имеет даже статуса отдельного юрлица как общественная организация: как правило, головной офис муфтията выдает соответствующий указ и свидетельство о назначении того или иного лица в качестве главы представительства. Ни устава, ни даже какого-то положения о представительствах нет ни в ЦДУМ, ни в муфтияте Дагестана. Часто в качестве представителей выступают местные бизнесмены, отставные чиновники и представители диаспор, для которых статус главы представительства того или иного муфтията позволяет повысить собственную значимость и открыть двери в высокие кабинеты для решения финансовых или организационных вопросов для продвижения своего бизнеса. Для муфтиятов такой институт достаточно удобен: во-первых, все денежные расходы по содержанию представительства они не несут, их берет на себя сам глава представительства, а, во-вторых, наличие представительств в разных регионах расширяет географию влияния муфтията. У Таджуддина, к слову, есть представительства в Калининградской и Тюменской областях, Якутии, Красноярском крае, Москве и даже в Донецкой Народной Республике. Появление еще одного представительства на Северном Кавказе служит именно этой цели.

Сам представитель ЦДУМ на Северном Кавказе Сагов Ахмед Магомедович в прошлом был фермером, занимался бизнесом в стройиндустрии, но успехов, видимо, не имел, поскольку и крестьянско-фермерское хозяйство, и стройфирма «Акрамат» числятся уже ликвидированными к середине 2010-х годов. С середины 2010-х годов Сагов начал работать в Управлении по делам религии при главе Республики Ингушетия. С 2016 года  он был назначен начальником Управления. В период открытого конфликта между муфтием Исой Хамхоевым и тогдашним главой республики Юнус-Беком Евкуровым, последний принял решение ликвидировать муфтият как организацию, а его функции передать Управлению по делам религии собственной администрации, что означало превращение последнего в аналог мусульманского Синода – неслыханное решение для государственно-конфессиональных отношений постсоветского периода. А ведь именно в этот период Сагов был начальником Управления. Однако муфтий Хамхоев саботировал решение Евкурова, и распускать ингушский муфтият не собирался. В обществе авторитет мутията сохранялся на высоком уровне, в то время как Управление ни верующие, ни имамы всерьез не воспринимали.

В июне 2019 года произошла отставка Евкурова, который ушел на работу в Министерство обороны РФ в Москву, а через месяц Хамхоев, чтобы не смаковать свою победу над Евкуровым, принял решение тоже уйти в отставку, поставив вместо себя муфтием «своего человека» Абдурахмана Мартазанова.

В августе 2019 года принимается решение о расформировании Управления по делам религии, и Ахмед Сагов остается без работы. Трудоустроиться в муфтият, ему как бывшему чиновнику Евкурова, никак не получается. Более того, в апреле 2020 года от коронавируса умирает муфтий Мартазанов, а в августе на пост муфтия возвращается обратно Хамхоев, что окончательно закрывало для Сагова путь трудоустройства в республиканском муфтияте. Тогда ему приходит в голову идея: почему бы не стать представителем того или иного муфтията в Ингушетии и отстаивать ( правда, непонятно, как) его интересы у себя в республике, а самому получить полномочия и обрести статусность.

Поначалу он ездил с этой идеей в Чечню и Дагестан. Однако ДУМ Чеченской Республики к этой инициативе отнеслось прохладно. К тому же ингушский муфтий Хамхоев в недавнем прошлом сам был частым гостем для Рамзана Кадырова и чеченского муфтия Салаха Межиева: последний, вероятно, заинтересован в восстановлении отношений со своим ингушским коллегой, и ставить своим представителем бывшего человека Евкурова было бы весьма недальновидно. Визит Сагова в Дагестан и встреча с муфтием Ахмадом Абдуллаевым также были безрезультатными.

В итоге, Сагов поехал в Уфу к Талгату Таджуддину, которому этот проект показался привлекательным, тем более, что он никаких финансовых вложений с его стороны не требовал: Сагов брал все расходы на себя. Будучи в прошлом на госслужбе, он сумел решить вопрос об открытии представительства ЦДУМ с администрацией нового главы Ингушетии Махмуда-Али Калиматова. Последнему это также выгодно: хоть у Калиматова нейтралитет с муфтием Хамхоевым, но нужен и второй центр духовной власти, хотя бы как пристанище для тех имамов, кто не угодил своенравному Хамхоеву.

Уже с лета этого года Сагов стал везде себя позиционировать в качестве представителя ЦДУМ на Северном Кавказе, а 14 августа Таджуддин подписал соответствующий указ, легализовав его статус. Однако на само открытие представительства Таджуддин не приехал. Вероятно, причина в том, что представительство ЦДУМ открывалось без предварительного согласия Духовного центра мусульман Ингушетии, т.е. Таджуддин как бы без разрешения муфтия Хамхоева вторгается на не свою территорию. Возможно, Сагов все это время решал вопросы в администрации Калиматова и в ингушском муфтияте, и только, когда все нюансы были разрешены, он и провел мероприятие по случаю его открытия.

Кстати, это не первый случай сближения северокавказских и татарских мусульман на аппаратном уровне. В соседней Северной Осетии муфтий Хаджимурат Гацалов находится с тесном контакте с ДУМ РФ и лично муфтием Равилем Гайнутдином. А у муфтия Татарстана Камиля Самигуллина множество контактов с дагестанскими суфиями. Так что появление представительства ЦДУМ на Северном Кавказе следует воспринимать как дальнейшее сближение татарских и кавказских мусульман, своего рода взаимоинтеграцию, и пока трудно сказать, что это: усиление татарского влияния на мусульман Северного Кавказа или же его использование самими северокавказскими мусульманами в своих интересах.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий