Что (не) защищают в недрах диссоветов ОЦАД

  • ОЦАД
  • 11.Апр ‘21
  • 0
  • 60
  • 1
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Одно из главных детищ митрополита Илариона Алфеева — Общецерковная аспирантура и докторантура (ОЦАД) давно не баловала широкую публику интересными новостями.

На главной странице до сих пор висит ссылка на новость 2018 года – о получении государственной аккредитации. 

Во многом, причина такой немногословности – в герметичности околоОВЦСного коммьюнити, где даже проректоры пропадают с радаров достаточно незаметно. 

Кузница образованных кадров кует их тихо, а научному сообществу представляет на защитах. 

В течение прошедшего месяца в ОЦАД «завалили» две диссертации – «по теологии» и «по богословию». Необходимо пояснить, что в России защищают «теологические» (26.00.01) и «богословские» (грубо говоря, «негосударственные») диссертации.
Разница между ними в том, что диссертацию в богословском совете может защищать человек, закончивший семинарию / академию до получения государственной аккредитации (а значит, не имеющий в глазах гос. органов высшего образования). 

17 марта в объединенном диссовете по теологии защищалась кандидатская работа священника Ильи Лебедева из Чувашии «Основной принцип соборности как „Единство во множестве“ и его реализация в современной Русской Православной Церкви».

Защита проходила «вторым номером». Первая (по библеистике) прошла вполне успешно, после чего началось «голосование ногами».
Некоторые члены совета отключились/ушли с заседания, сохранив кворум, но понизив шансы диссертанта на преодоление необходимого барьера.

На защите после критики профессоров Фокина и Антонова было подано девять голосов за и семь против.
Председатель митрополит Иларион подал голос против, но, как видим, это не повлияло на большинство ученых мужей (и жен). 

6 апреля в «богословском» совете уже докторская работа протоиерея из Таганрога Тимофея Фетисова провалилась со счетом 11:8 (снова большинство «за», но не набралось 2/3).
Соискателю не помогла ни позиция ректора Донской семинарии, ни патриотические заслуги, ни связи с ВРНС.
А все потому что докторская по библеистике – это в первую очередь работа с первоисточником и знание актуальной литературы, а вовсе не «Рецепция теократического принципа в социально-государственном идеале святого князя Владимира». 

Возникает вопрос: а зачем допустили до защиты слабые работы?

Дело в том, что в ОЦАДовских советах на входе оценивается только формальное соответствие требованиям (оформление автореферата, наличие публикаций и т.п.) и профилю совета. 

Возможностей для предварительного содержательного анализа у экспертов нет.
Может быть, теперь появится.

Выводы

Научная аттестация по теологии работает. Предлагаемые тексты в диссоветах проходят проверку на прочность. 

И это прочность не доктринальная, а именно научная.
В исследовательском сообществе в/около РПЦ достаточно здоровая атмосфера, чтобы не пропускать из конъюнктурных соображений слабые работы. 

К сожалению, присущая некоторым церковным медиа боязнь негатива не позволила этой информации дойти до читателей сайта ОЦАД и других церковных медиа. А зря.

Как кажется, новость о проваленной защите скорее продемонстрировала бы силу теологического научного сообщества. 
По крайней мере, среди интеллектуалов.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (1)

Добавить комментарий
  • Алексей

    Автору это явно ангажированной заметки, что проявляется не только с самого начала «Одного из главных детищ…», но и в ехидстве по поводу должности, патриотических заслуг и прочих характеристик одного из докторантов, следовало бы проверить факты: уточнить кафедру, на которой написана работа прот.Тимофея Фетисова — не библеистики, а общественных наук, тема работы не «Рецепция теократического принципа в социально-государственном идеале святого князя Владимира»», а «Феномены права и государства в библейском богословии (теократическая парадигма библейской теологии права и государства)». И задаться другим вопросом: почему в нашей стране образование, как светское, так и духовное стремительно деградирует и ухудшается. Безусловно, здесь множество факторов, но один из главных — многоэтажная бюрократия и всеохватное высокомерие. Ни в одной стране мира нет такого количество бюрократических преград к получению ученой степени как в России. И связано это с сугубо материалистической погоней за разными «побрякушками» из званий и степеней. А уж когда получит человек степень, то начинает смотреть свысока на всех пытающихся приблизиться к вожделенной степени доктора или кандидата наук. Уважаемый автор этой статьи, к Вам вопрос: с чего Вы взяли, «что докторская по библеистике – это в первую очередь работа с первоисточником и знание актуальной литературы, а вовсе не «Рецепция теократического принципа в социально-государственном идеале святого князя Владимира»? Даже если бы была данная тема и специальность «библеистика»? Это так же нелепо, как утверждать, что докторская по праву — это работа с законами и знание актуальной литературы. Тогда И.А.Ильина, Л.А.Тихомирова, П.И.Новгородцева, Л.И. Петражицкого и других знаменитых профессоров, докторов права следует лишить степени доктора, а в странах англосаксонской правовой семьи, где господствует правовой прецедент, упразднить степени по праву за ненадобностью. Кстати, Ильину вообще дали степень доктора по праву за диссертацию о Гегеле. Раньше профессора не были «зациклены» на «соответствии паспорту специальности» как апогею псевдонаучного абсурда.

    Ответить
  • Больше коммертиниев (5)