Ключевые события 2020 года в жизни российской уммы

  • 31.Дек ‘20
  • 0
  • 136
  • 1
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Уходящий 2020 год для исламского сообщества России стал периодом обрушившихся на весь мир испытаний, вызванных массовой пандемией COVID-19, которая внесла серьезные изменения не только в повседневную жизнь мусульман, но даже в ритуальную практику. Тем не менее, мусульмане, как и всё остальное население, приспособились к жизни в условиях эпидемиологических ограничений. В итоге, год стал насыщен на многие изменения, которые оставили свой след в развитии российского ислама. Мы предлагаем свой ТОП-10 основных событий в жизни исламской уммы России в 2020 году по версии «Религия сегодня».

1. Пандемия коронавируса: запреты на массовые коллективные молитвы, вплоть до закрытия мечетей, смерть высшего исламского духовенства в регионах, одобрение на захоронение мусульман в закрытых гробах

Охватившая всю страну напасть стала также испытанием для мусульман России. Были введены ограничения на коллективные молитвы в мечетях, а во время первой волны пандемии они даже были закрыты. Особенно это ощущалось во время празднования Ураза-байрама 24 мая, когда никаких многолюдных молитв, ежегодно наблюдаемых в крупных мегаполисах страны, не происходило. Примечательно, что мусульмане отнеслись к этому очень спокойно: примеров ковид-диссидентства среди исламского духовенства нам неизвестно. Это особенно было контрастно на фоне православного клира, где такие случаев встречалось порой в изобилии. Здесь мусульмане продемонстрировали удивительную лояльность светским властям, которые установили ограничения и запреты на коллективные богослужения. Последствия пандемии коронавируса сказались и на мусульманском духовенстве: 11 апреля умер муфтий Ингушетии Абдурахман Мартазанов, 30 августа не стало имама мечети поселка Большое Исаково Калининградской области Халила Мухлисова, 8 ноября ушел в иной мир первый муфтий Нижегородской области Умар Идрисов, 16 ноября скончался муфтий Ростовской области Джафар Бикмаев, а 21 декабря представился заместитель муфтия Карачаево-Черкессии Ибрагим Катчиев. При этом коронавирусом переболели муфтии ЦДУМ, Дагестана, Северной Осетии, Карачаево-Черкессии и Москвы.

2. Потеря влияния ДУМ РФ: выход ДУМ Ивановской области из его юрисдикции, фактическая ликвидация Совета муфтиев России, самостоятельность ДУМ Азиатской части России и ДУМ Башкортостана

Этот год для ДУМ РФ стал периодом серьезного кризиса. Его ряды официально покинуло ДУМ Ивановской области, причем его выход сопровождался публичной критикой внутренних порядков в юрисдикции Равиля Гайнутдина со стороны его сопредседателя по Совету муфтиев России Нафигуллы Аширова. ДУМ РФ в отличие от СМР был более жестко централизованным межрегиональным муфтиятом, с отсутствием автономии у региональных ДУМ, а вся кадровая политика переходили в компетенцию только Гайнутдина. Более того выяснилось, что недвижимость региональных ДУМ должна перейти в собственность ДУМ РФ, а областные муфтияты преобразовывались в мухтасибаты. Естественно, это вызвало недовольство в регионах, которое публично озвучивал Аширов. 23 сентября на пленуме ДУМ РФ Гайнутдин объявил о переводе аппарата СМР в структуру ДУМ РФ, что означало фактическую ликвидацию СМР. Последствием этого стало то, что ДУМ Азиатской части России (80 мечетей) и ДУМ Башкортостана (750 мечетей) стали полностью самостоятельными. В ДУМ РФ осталось 350 мечетей, что приравнивает муфтият Гайнутдина по количеству общин к Духовному собранию мусульман России во главе с его конкурентом Альбиром Кргановым.

3. Раскол в РДУМ Республики Мордовии: попытка выхода из состава ЦДУМ

17 августа в Саранске прошел съезд РДУМ Мордовии (17 мечетей), на котором его муфтий Зяки Айзатуллин объявил о своем выходе из юрисдикции ЦДУМ. Легитимность съезда не признали ни Управление Минюста РФ по Мордовии, ни сам Талгат Таджутдин, который объявил о снятии мордовского муфтия со своего поста. Вместо него и.о. председателя РДУМ РМ поставили имама одной из сельских мечетей Мордовии Рафаэля Манюрова. Съезду предшествовало уголовное дело в отношении родных племянников Айзатуллина за их участие в деятельности экстремистской организации «Таблиги джамаат», а самого Зяки хазрата в итоге признали виновном в распространении экстремистской литературы этой организации и оштрафовали. Вопрос о выходе мордовского муфтията из состава ЦДУМ в итоге остался в подвешенном состоянии.

4. Кризис высшего исламского образования в России: приостановка лицензии и лишение государственной аккредитации Московского исламского института, лишение лицензии Северо-Кавказского исламского университета в Нальчике, восстановление лицензии у МИИ

Московский исламский институт был лишен лицензии на образовательную деятельность и государственной аккредитации, что нанесло огромный репутационный ущерб, как говорил председатель ДУМ РФ Равиль Гайнутдин, этому «флагману российского исламского образования». В срочном порядке пришлось студентов МИИ переводить в исламские вузы Казани и Махачкалы, чтобы они смогли там завершить свое обучение. Спустя какое-то время ректору МИИ Дамиру Мухетдинову удалось получить заново лицензию для своего вуза, однако это не означает, что у него имеется госаккредитация, т.е. ценность дипломов об окончании этого исламского вуза оставляет желать лучшего. Это, впрочем, не улучшило ситуацию: набрать студентов очной формы обучения в этом учебном году не получилось, ограничились лишь парой десятков заочников. Все это свидетельствует о серьезных проблемах в управлении МИИ. Также в этом году Северо-Кавказский исламский университет им. Абу Ханифы в Нальчике был лишен лицензии на образовательную деятельность. Так что кризис в системе исламского высшего образования наблюдается и в столице, и на юге России. 

5. Защита первой в России докторской диссертации по исламской теологии

В России состоялась защита первой докторской диссертации по исламской теологии в Санкт-Петербургском государственном университете, подготовленной ректором МИИ Дамиром Мухетдиновым. Знаковое событие было омрачено скандалом, вызванном критикой со стороны российского исламского духовенства содержания текста диссертации, а также нарушениями самой процедуры защиты.

6. Общественный резонанс вокруг принятой Советом улемов ДУМ РФ фетвы о недопустимости межрелигиозных браков

Принятая год назад Советом улемов ДУМ РФ фетва о недопустимости браков мусульман с иудейками и христианками, разрешенными по Корану, привела к публичному скандалу. Некоторые российские муфтии признали ее нелегитимной, да и в самом ДУМ РФ попытались отмежеваться от этого богословского заключения, оправдываясь тем, что позиция Совета улемов ДУМ РФ не означает, что оно является мнением руководства ДУМ РФ. 

7. Поддержка президентом России празднования 1100-летия принятия ислама в Среднем Поволжье в 2022 году

4 ноября в День народного единства во время видео-встречи президента России Владимира Путина с руководителями централизованных религиозных организаций председатель ДУМ РФ Равиль Гайнутдин обратился к главе государства с просьбой поддержать празднование 1100-летия принятия ислама в Волжской Булгарии в 2022 году. Российский президент поддержал эту инициативу, проведение юбилея на высоком государственном уровне поручено премьер-министру РФ Михаилу Мишустину и президенту Татарстана Рустаму Минниханову.

8. Повторное избрание Исы Хамхоева на пост муфтия Ингушетии и появление представительства ЦДУМ на Северном Кавказе в Ингушетии

После смерти от коронавируса муфтия Ингушетии Абдурахмана Мартазанова на его пост избрался Иса Хамхоев, который до лета 2019 года сам был муфтием Ингушетии. Тем самым был создан прецедент, когда одно и тоже лицо дважды становится муфтием с разницей в один год. Возвращение Хамхоева к вершине духовной власти в регионе не вызвало особого ликования у местных светских властей, которые помнили, что годом ранее ингушский муфтий был ярым публичным критиком прежнего главы республики Юнус-Бека Евкурова. Именно поэтому администрация нового главы Махмуд-Али Калиматова дала добро на образование представительства ЦДУМ на Северном Кавказе в Ингушетии во главе с экс-начальном Управления по делам религии Ахмедом Саговым. Последний развернул достаточно активную публичную деятельность, что выглядело весьма ярко на фоне Исы Хамхоева, который кроме своего переизбрания ничем особенно не отметился за этот год.

9. V съезд ДУМ Азиатской части России: переизбрание Нафигуллы Аширова на пост председателя и открытие его представительств в трех регионах Поволжья

9 декабря в Омске прошел V съезд ДУМАЧР, на котором на новый пятилетний срок был переизбран муфтий Нафигулла Аширов. Последний заметно укрепил свой авторитет среди региональных муфтиев России за счет открытой критики Равиля Гайнутдина, а также распространил свое влияние на Европейскую часть России, создав представительства ДУМАЧР в Оренбургской, Астраханской и Саратовской областях.

10. Тафсир Корана «Калям Шариф», выполненный под руководством муфтия Татарстана, стал самым популярной книгой среди мусульман России

Муфтий Татарстана Камиль Самигуллин усилил влияние на мусульман страны в этом году тем, что издал массовым тиражом перевод Корана на русский и татарский языки (тафсир «Калям Шариф») под своим руководством, распространив его по всей России и даже за ее пределами. Причем распространять ему эту книгу позволяли и ДУМ Башкортостана, и ДУМ Ивановской области, и ДУМ Азиатской части России, и Духовное собрание мусульман России.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (1)

Добавить комментарий
  • Нафигулла Аширов

    В целом, материал вполне корректно излагает события уходящего года. Однако небольшая корректировка относительно количество организаций ДУМАЧР!
    На сегодняшний день официально в составе ДУМАЧР 102 местных религиозных организаций и 4 Централизованных религиозных организаций, официально зарегистрированных в органах юстиции.
    Это: ЦРО «Муфтият Урала и Свердловской области», ЦРО «Региональное Духовное управление мусульман Тюменской области», ЦРО «Духовное управление мусульман г. Омска и Омской области», ЦРО «Духовное управление мусульман Республики Алтай».

    Ответить
  • Больше коммертиниев (5)