Кто курирует ислам в России?

  • секуляризация
  • 23.Окт ‘20
  • 3.91
  • 1753
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Мы уже писали представителях российской элиты, связанных с РПЦ, теперь поговорим о чиновниках, занимающихся курированием ислама в стране.

И хотя Совет по делам религий, существовавший в СССР, прекратил свое существование, однако государство сохранило институты, занимающиеся религиозной проблематикой. Подобные структуры имеются не только на федеральном, но и на региональном уровне: обычно это отделы, комитеты или целые управления в местной администрации губернатора или в одном из региональных министерств. Аналогично такие же кураторы есть и на уровне федерального центра: это чиновники, депутаты в российском парламенте и функционеры крупных благотворительных фондов, которые ответственны за взаимоотношения государства и уммы в России.

Картинку в высоком разрешении можно скачать внизу страницы

Наверное, самым влиятельным чиновником в России, в чьи обязанности, помимо прочих, входит курирование уммы страны, является первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ Сергей Кириенко, занимающий этот пост с 2016 года. В своей карьере на госслужбе он уже имел опыт работы с мусульманами, когда работал полномочным представителем президента РФ в Приволжском федеральном округе (2000-2005). Кстати, именно тогда в его команде появился Сергей Градировский, который стал разрабатывать проект «Русский ислам» (подробно об этом – здесь). С уходом Кириенко с поста полпреда проект «Русский ислам» был свернут, но Сергей Владиленович вернулся к курированию российского ислама, когда стал работать в АП РФ в 2016 году. Именно ему поручено развитие исламского образования в стране, вершиной которого стала Болгарская исламская академия в Татарстане, которая должна была стать российским Аль-Азхаром.    

Исламская проблематика входит в сферу деятельности Управления внутренней политики АП РФ, и главным ее куратором является заместитель начальника Михаил Белоусов. Его приход в 2012 году в УВП АП РФ ознаменовал серьезные перестановки в Департаменте по взаимодействию с религиозными организациями на Старой площади. В 2013 году этот департамент возглавил Евгений Еремин. Заместителем Еремина в Департаменте по взаимодействию с религиозными организациями тогда же стал Алмаз Файзуллин. Именно он является непосредственным исполнителем политической линии Кремля по работе с мусульманами. Файзуллин сумел собрать под своим крылом хороших и компетентных специалистов по исламу: доктора исторических наук, профессора Юлию Гусеву и старшего преподавателя кафедры философии религии и религиоведения МГУ Павла Костылева. Гусева и Костылев являются примерами того, как компетентные ученые становятся значимыми чиновниками, формирующими государственную политику в отношении религии. Привет коллегам!

Помимо АП с мусульманами активно работает специально созданный в 2007 году Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования. Существующий как внебюджетная организация, Фонд аккумулирует до полмиллиарда рублей ежегодно для того, чтобы финансировать деятельность исламских организаций России под патронажем государства. Изначальная концепция Фонда носила утилитарный характер: отучить мусульманское духовенство России клянчить деньги от иностранных организаций Ближнего Востока. Запрет на деятельность арабских и турецких благотворительных фондов на территории России, введенный в начале нулевых годов, преследовал цель прекратить превращение российского мусульманского духовенства в «пятую колонну» в собственной стране, поскольку некоторые иностранные фонды вливали огромные деньги в распространение радикальных идей среди российских мусульман. В итоге, государство не только приостановило зарубежное финансирование, но и создало собственный фонд для того, чтобы финансировать муфтияты напрямую. Эта задумка была реализована главным советником Департамента по взаимодействию с религиозными организациями АП РФ Алексеем Гришиным, участвовавшим в создании Фонда и бывший членом его правления в 2006 — 2011 гг. Однако из-за аппаратного конфликта с Михаилом Белоусовым (заместителем начальника Управления внутренней политикой АП), Гришину пришлось покинуть и Департамент, и Фонд.

На настоящий момент Председателем Совета Фонда является Евгений Еремин (руководитель Департамента по взаимодействию с религиозными организациями АП), а его директором является Александр Жданов – знаковая фигура во взаимодействии государства с мусульманской уммы. Именно через него идет финансирование муфтиев, о чем последние хорошо осведомлены. Понятно, что Жданов в этой сфере больше исполнитель, чем самостоятельная персона, однако, к примеру, его личное знакомство со многими ключевыми религиозными лидерами уммы обеспечивает ему стабильное положение. В Фонде мы бы выделили еще одну важную, но малозаметную на публике фигуру – Магомед-Башира Албогачиева. Сын первого муфтия Ингушетии Магомеда Албогачиева часто представляется просто представителем Фонда, но именно на него возложена функция по взаимодействию с мусульманами Северного Кавказа. Говорят, что Албогачиев также работает в Департаменте по взаимодействию с религиозными организациями АП РФ, где также отвечает за работу с уммой Северного Кавказа. Многие отмечают, что недавнее открытие представительство ЦДУМ на Северном Кавказе в Ингушетии, о котором мы писали ранее, появилось, в том числе, и благодаря Албогачиеву-младшему, уговорившего Талгата Таджуддина дать добро на этот проект. Поскольку в Кремле остались недовольны ситуацией с конфликтом между муфтиятом и Юнус-Беком Евкуровым, и даже несмотря на относительно стабильные отношения между Хамхоевым и Калиматовым, политическое руководство хочет создать в регионе альтернативный религиозный центр.

Другой отраслевой госструктурой, которая работает с мусульманами, является Федеральное агентство по делам национальностей, которое имеет все шансы превратиться в ближайшее время в министерство. В структуре ФАДН имеется Управление мониторинга в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений во главе с профессиональным этнологом и религиоведом Абдулгамидом Булатовым. В ФАДН Булатов работает с момента создания этой структуры в 2015 году. Его нередко можно увидеть на разных мероприятиях, организуемых при участии ФАДН, правда, это чаще не столько религиозные, сколько национальные фестивали или форумы. В структуре его Управления есть четыре профильных отдела:

  • Отдел мониторинга этноконфессиональных ситуаций,
  • Отдел по взаимодействию с религиозными объединениями,
  • Отдел профилактики экстремизма на религиозной почве,
  • Отдел методического сопровождения органов власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих взаимодействие с религиозными объединениями.

Таким образом, на настоящий момент именно ФАНД является той государственной структурой, которая наиболее похожа на существовавший в СССР Совет по делам религий.

Другой структурой, в задачи которой входит если не взаимодействие, то, как минимум, информирование по ситуации в умме, является Совет при Президенте РФ по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями. Председателем Совета является сам президент, а ответственным секретарем – заместитель руководителя АП РФ Магомедсалам Магомедов, в 2010 — 2013 гг. бывший главой республики Дагестан. Если Михаил Белоусов в АП отвечает за татарскую часть российской уммы, то Магомедов выполняет роль связывающего звена с мусульманами Северного Кавказа, в особенности с его родным Дагестаном. В связи с постоянной сменой глав республики, а также из-за катастрофической ситуацией с коронавирусом весной этого года, дагестанский муфтий выглядит олицетворением стабильности и, даже можно сказать, проводником интересов Кремля в северо-восточной части Северного Кавказа. Во время эпидемии муфтий Дагестана Ахмад Абдулаев открыто призывал даже самых откровенных скептиков и ковид-диссидентов поддерживать режим самоизоляции и не посещать мечети, и именно с ним Владимир Путин провел совещание по видеосвязи для того, чтобы понять, насколько критична ситуация в регионе. Присутствующий на этой видеоконференции теперь уже бывший глава Дагестана Владимир Васильев выглядел как несправившийся с проблемой пандемии в регионе.

В двухпалатном российском парламенте также имеются институции, ответственные за взаимодействие с мусульманами. В Совете Федерации таковой является Совет по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями (председатель – Андрей Турчак), где работу с мусульманами ведет Олег Мельниченко – заместитель председателя этого Совета, а также председатель Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера. Мельниченко, до того, как стать сенатором, долгие годы работал помощником и заместителем полпреда в Приволжском федеральном округе, лично знаком со всеми муфтиями Поволжья, а потому кому, как не ему, быть куратором исламской уммы по линии Совета Федерации.

В Госдуме действует Комитет по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений (председатель – депутат от КПРФ Сергей Гаврилов). Однако не менее значимым является Комитет по делам национальностей (председатель – депутат от «Справедливой России» Валерий Газзаев). Первый заместитель Газзаева по этой структуре Ильдар Гильмутдинов и заместитель Руслан Бальбек (оба из «Единой России) ведут работу с мусульманами Поволжья и Крыма. Но несмотря на этот расклад, среди депутатов Госдумы есть еще одна фигура, которая пусть и неофициально, но фактически играет важную роль по взаимодействию с мусульманами Северного Кавказа, — это Адам Делимханов из «Единой России», член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции.

Таким образом, на сегодняшний день Российское государство, несмотря на декларируемое по Конституции отделение религиозных организаций от власти, активно участвует в жизни мусульман. Ликвидированный с распадом СССР институт уполномоченных по делам религий в той или иной форме сохранился как на федеральном, так и на региональном уровнях. Другое дело, что его функции могут быть разбросаны по разным ведомствам и советам, но сути этого не меняет, поскольку религия – это слишком ответственное дело, чтобы доверять ее самой себе, а в случае с исламом – это вдвойне ответственная работа. А потому государство и впредь будет вести работу в среде уммы, сохраняя и выстраивая модель российского ислама, воспроизводя как дореволюционный (с муфтиятами во главе), так и советский (с контролем со стороны государства) опыт, что, кстати, вполне устраивает само исламское духовенство, заинтересованное в государственной поддержке.

Скачать в формате PDF
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий