Личная трагедия, а не суд и спецоперации

  • Россия
  • 11.Янв ‘21
  • 0
  • 138
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

В связи с печальными событиями, происходящими с протодиаконом всея Руси (так называли Кураева в пору постоянных миссионерских поездок), в Сети всё больше рассуждают о церковном судопроизводстве

Мы тоже решили высказаться по горячей теме.

1. Личная трагедия.

Очень неприятно читать комментарии по теме. И те, кто попинывают, и те, кто превозносит Кураева – равно не замечают личной трагедии звезды церковного небосклона 90х — 00х. 

Эта история – не о репрессиях и не о «раздавили гадину», а о человеке, который хотел как лучше, а получилось как всегда.

Никто сегодня не будет (быть может, с сожалением) отрицать заслуг Кураева в области евангелизации жителей России на протяжении 20 лет.

Андрей Кураев – не великий ученый (не смотря на патриархийное профессорское звание), но великий популяризатор.

Для многих образованных людей он отлицетворял то православие, к которому не страшно примкнуть.
Конечно, «проповеди на концертах» были уже в другом жанре и у многих вызывали отторжение. 
Популярные формы вообще опасны, особенно когда ты в них один, по сути, выступаешь.

2. Героическая критика

Так вот, в 2013 году протодиакон вышел на тропу войны с «гей-лобби» и торжественно вынес сор из избы.
Изба устояла, сор тоже научился с этим жить, слетело сравнительно мало голов, уборщик лишился профессорской шапочки и всех должностей, кроме места сверхштатного дьякона Михайловского прихода в Тропареве.
Вместо епархий его стали звать либеральные СМИ, а слово «церковь» приобрело массу негативных коннотаций. Многое в этой деятельности было неудачно. Но кроме Кураева кто её вел?

3. Не суд, но и не ЧК

Церковный суд — это вообще не суд. Сегодня в РПЦ это консультативный орган при правящем архиерее или патриархе (общецерковный суд). Полнотой судебной власти обладает «главный» (суверен), как справедливо пишут @orthozombies. Но только это не «спецоперация» и не «чрезвычайка», а норма жизни, зафиксированная в соборно принятых документах.

Устав Духовных Консисторий, регламентировавший церковное судопроизводство в Российской империи, предусматривает возможность для епископа самостоятельно решать дела о незначительных нарушениях клириков, а решения епархиального суда, приговорившего клирика к извержению из сана, предписывает направлять на утверждение в Синод (который был тогда «коллективным предстоятелем» Русской церкви). При этом осужденный, ознакомившись под роспись с материалами дела, мог также направить в Синод апелляцию. Система, конечно, более правовая, чем пастырская, но ни о каком «отделении судебной власти от исполнительной» речь, разумеется, не шла.

А ещё в Уставе Духовной Консистории была милейшая ст. 186 «о причинении оскорбления неприличными словами».

Помнится, ещё в 2006 году  Кураев назвал неприличным словом певицу Мадонну Чикконе в эфире радио «Маяк». Можно было еще тогда… 

Сегодняшний же церковный суд представляет собой неправовую структуру, цель которой (в теории и нередко на практике) – либо покаяние и исправление, либо «ампутация» из церковной структуры того, кто каяться не соглашается.
Как мы видим по массе апелляций, рассмотренных Общецерковным судом, последний бывает куда милостивее епархиальных даже в тех случаях, где строгость канонов не оставляет подсудимым надежды. Более того, без всякой апелляции Патриарх своей властью может «помиловать» Кураева, не смотря на решение Московского епархиального суда.

4. Что это значит?

По сути, ссылки на каноны (Ап. 55 и 56), по которым Кураев осужден к лишению сана, призваны исключительно показать его очевидную виновность. Ну да, слово б****ь, хотя и красуется теперь целых восемь раз на сайте столичной епархии, всё ещё относится в русском языке к обсценной лексике. А в блоге и другие оскорбительные слова встречались. Ссылки же на «вынесение сора из избы» в результирующей части решения суда призваны лишь проиллюстрировать «духовное и нравственное состояние» протодиакона.

Осуждается он по той норме, свидетельства нарушения которой доступны всем. Даже если Диакон Андрей Кураев докажет голубизну всех своих героев, «состав преступления» останется прежним. В том числе по этой причине существуют серьезные сомнения, что Патриарх Кирилл (который одновременно и правящий архиерей Москвы), направит дело в Общецерковный суд, ведь согласно ст. 51.2 «Положения о церковном суде», Общецерковный суд принимает к рассмотрению апелляции «исключительно по распоряжению Патриарха Московского и всея Руси или Священного Синода». Странно подавать апелляцию Патриарху на решение, утвержденное им самим (как столичным епископом).

5. Мечты сбываются.

Все вышесказанное никак не отменяет серьёзности проблем, которые с 2014 года Кураев освещает в своем блоге.

Сегодня, глядя на истории с Игнатиями и Флавианом, протодиакон всея Руси мог бы обрадоваться — его давние мечты начинают сбываться. Но, к несчастью, эти радостные события застали самого мечтателя на «соседней скамье».

А может быть, выход есть?

Изучив дела, рассмотренные Общецерковным судом, да и вообще, принимая во внимание декларируемые принципы церковного «судопроизводства», можно заключить, что у заслуженного миссионера остается шанс «отмотать назад»: признать неправоту и извиниться публично перед теми, кого обматерил

Наверное, такой исход был бы приятен всем участникам событий. Таким образом заслуженный миссионер смог бы вновь превратиться для многих из антигероя в героя, а Патриарх Кирилл – продемонстрировать великодушие и открытость даже по отношению к критикам. Так, может быть, протодиакон смог бы даже внести вклад в «люстрацию», о которой мечтал все эти годы. Ведь, как он пишет, Андрей в нем хочет забиться в уголок и не высовываться, а диакон Андрей хочет воевать за правое дело.

«Ино еще побредем», — заканчивает Кураев пост «про шизу». Это цитата из «Жития» протопопа Аввакума. Старообрядческий лидер был лишен сана и тоже много кому наговорил неприятных вещей. Сейчас Россия празднует его 400-летие. 

«…на меня, бедная, пеняет, говоря: «долго ли муки сея, протопоп, будет?» И я говорю: «Марковна, до самыя смерти!» Она же, вздохня, отвещала: «добро, Петровичь, ино еще побредем».

Брели они, голодные, из Забайкалья на Русь пешком по голому льду. Это вам не с Юго-Западной до ХХС на метро доехать.

И Кураеву, и Патриарху Кириллу, и Общецерковному суду мы желаем, чтобы мечты сбывались.

Шанс есть. Стоит им воспользоваться.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий