Митрополит Серафим (Киккотис) предлагает формат диалога

  • Вселенский Патриархат
  • 11.Фев ‘22
  • 0
  • 104
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

В минувший понедельник «Ромфея» и еще ряд грекоязычных ресурсов распространили обращение митрополита Зимбабвийского Серафима Киккотиса по поводу текущего кризиса межправославных отношений.

60-летний иерарх и церковный дипломат призвал стороны диалогу, заявив, что не только единство православия в Африке, но и мир во всем мире находятся под угрозой.

Актуально-политическое начало и церемониальный панегирический конец скрывают конкретные предложения по урегулированию ситуации, содержащиеся в обращении. А они, как кажется, и составляют ценность этого текста.

Своё предложение митрополит аргументирует VI правилом I вселенского собора, которое устанавливает особые права александрийского епископа в отношении Египта, Ливии и Пентаполя, ссылаясь при этом на опыт Рима, Антиохии и предписывая, чтобы и в иных областях «сохранялись преимущества церквей».

Что же это за преимущества? Предполагается, что избрание епископов на этих территориях должно согласовываться не толко с митрополитом области, но в обязательном порядке и епископом Александрии/ Рима / Антиохии.

«Юрисдикция» последних на этом, в общем-то, заканчивалась (если не считать судебных дел).

Из этого правила митрополит Зимбабвийский выводит два принципа, на основании которых должно строиться урегулирование кризиса: 

(1) роль предстоятелей

(2) принцип большинства

Не из канона, но из здравого смысла можно извлечь третий, самый важный принцип:

(3) волю к диалогу.

Что же предлагает Киккотис?

1. Собрать Межправославный Комитет в составе архиепископа Анастасия Яннулатоса (АлбПЦ), митрополитов Иоанна Зизиуласа, Дмитрия Комматаса, Каллиста Уэра (все трое КонстПЦ), Сергия Киккотиса (АлексПЦ), Нифона Михэйце (РумПЦ) и представителя РПЦ.

Предложить всем остальным церквам послать своих представителей для участия в работе Комитета.
Комитет обсуждает «конфликтные вопросы», после чего список тем направляется на рассмотрение Синаксиса предстоятелей.

2. Синтаксис предстоятелей [орган подготовки Всеправославного собора 2016 года, собирались с 1960 года, почти до самого конца с участием всех общепризнанных православных церквей] одобряет перечень тем для рассмотрения. 

3. Перечень ратифицируют синоды поместных православных церквей (опять большинством голосов).

4. Темы разрабатываются Комитетом, по ним готовятся проекты документов.

5. Документы дорабатываются и принимаются на Всеправославном соборе.

Какие вопросы остаются:

— Хорошо бы этот план изложить детальнее.
Сейчас одни и те же органы называются у Серафима по-разному, так что легко сделать неверные выводы.

— Как формируются делегации на Всеправославный собор?

Что происходит, если какие-то ПЦ (не Русская) внезапно отказываются от участия на каком-то этапе?

И главный вопрос:

Готова ли РПЦ сегодня к такому формату диалога и к диалогу вообще? 

Последнее заявление Синода РПЦ содержит примирительные ноты («решение… не является выражением притязания на каноническую территорию древней Церкви Александрийской, но преследует единственную цель — дать каноническую защиту…«) и призывает Александрию для урегулирования ситуации денонсировать признание ПЦУ («отказаться от поддержки украинского раскола и вернуться на канонический путь«).

Однако, в то же самое время главный представитель РПЦ по Африке, митрополит Леонид Горбачёв, заявляет, что «при любом стечении обстоятельств Русская Православная Церковь с Африканского континента уже не уйдет» и парирует в заочной полемике с митрополитом Григорием Стергиу: «Советую учить русский. Мои антиминсы уже на пути в Камерун«.

Но ведь есть в РПЦ и другие митрополиты…

Предваряя возможный вопрос: 

Зачем обсуждать процедуру приобретения автокефалии? Почему нельзя просто поступить в согласии с канонами?

Штука в том, что понятие «автокефалия» (как, в прочем, и «каноническая территория») в канонах отсутствует. Именно поэтому канонически даровать автокефалию столь же непросто, как посадить дерево согласно законодательству РФ.

Конечно, есть вещи явно запрещенные (сажать дерево в метре от забора соседа), но саму процедуру законодательство просто не регулирует. 

Сверхценность автокефалии, за которую можно рисковать церковным единством – это реальность эпохи национальных государств, специфически восточноевропейская история.

И лучшим противоядием здесь может служить как раз межправославная коммуникация, в рамках которой, как и по IV канону I Вселенского собора, «превозмогает мнение большего числа».

И если в первом тысячелетии эта коммуникация была затруднена хотя бы из-за расстояний, то теперь ей может помешать лишь забота об углеродном следе или же полное отсутствие желания менять сложившуюся ситуацию. Плохую ситуацию.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий