Мусульманский мир Петербурга

  • Россия
  • 13.Янв ‘20
  • 0
  • 251
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Попытка социологического анализа

В связи с грядущей передачей Дома Брюллова на Кадетской линии под Музей исламской культуры и весьма неоднозначной реакцией общественности предлагаем вам узнать о том, что же представляет собой мусульманский мир Петербурга.

Последователи ислама проживают в Северной Столице со дня ее основания и являются неотъемлемой частью города, ведь значительную часть строителей при Петре составляли татары, которые после завершения основных работ проживали около современной станции Петроградской. В царской России мусульмане составляли важную часть культуры Петербурга, например, выступая в качестве официантов. Так, в столице были распространены настоящие династии официантов-мусульман, потому что те отличались чистотой и неприятием алкоголя.

Входили мусульмане также и в высшие круги, составляя офицерство, купечество и даже дворянство. К началу XX века у мусульман региона появилась своя интеллигенция, состоявшая из культурных и духовных деятелей. Первый луна-парк в России, к примеру, был открыт крупным предпринимателем, владельцем доходного ресторана «Крестовский сад» Хабибуллой Ялышевым. В рядах Лейб-Гвардии также было множество мусульман, у которых даже было свое «Общество лейб-гвардии офицеров, исповедующих мусульманство». И это только маленькая толика огромной и увлекательной истории мусульман Петербурга.

Таикм образом, мусульмане – не новое явление для Северной Столицы, но важным вопросом является то, как дела обстоят сейчас? Точный конфессиональный или хотя бы национальный состав Города на Неве мы не знаем, ввиду отсутствия актуальных опросов. Помимо жителей самого города, вспомните про близлежащие районы ЛенОбласти (из которых каждый день приезжают люди), нелегальных мигрантов, туристов и ужаснитесь. Дальше здесь не будет упоминаться миграция, мечети ЛенОбласти и мусульмане Северо-Запада, так как это отдельная и сложная тема.

Раз нельзя дать точную оценку численности, то можно описать некоторый «мусульманский мир» Петербурга, а выглядит он многоуровнево и многослойно, поэтому и разбирать его будем постепенно:

Первый уровень — это официальные и непосредственно мусульманские организации, которые объединяют в себе мусульман разных национальностей или хотя бы заявляют об этом. Самой мощной из таких является Духовное управление мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона России, отколовшееся когда-то от ДУМЕР Талгата Таджуддина (некогда Муфтия всея Руси). За управлением закреплена Соборная мечеть, которая находится почти в центре города и является самой важной «стратегической высотой» мусульманского мира. Муфтий управления Равиль Панчеев активно работает на выстраивание добрососедских отношений с прочими религиозными организациями и администрацией города.

Муфтий Равиль Панчеев

Два раза в год на Курбан-байрам и Ураза-байрам мечеть становится центром коллективной молитвы, что подчеркивает ее статусность (и статусность муфтия Панчеева тоже, чего таить).

Ураза-байрам в Соборной мечети СПб

Следующей такой организацией является Санкт-Петербургский мухтасибат, а точнее, являлся. Данная контора была попыткой зайти в Петербург Дамира Мухетдинова — ученика и последователя Равиля Гайнутдина (альтернативного Муфтия всея Руси).

Имам-мухтасиб СПб и ЛенОбласти Дамир Мухетдинов

За несколько лет деятельности в СПб Мухетдинов умудрился потерять удобное место на Литейном, провалить программу образовательных курсов, растерять все приходы (около 5), поссориться с коллегами по бизнесу, другими мусульманскими организациями и не-мусульманскими лидерами города. Все, что осталось у Мухетдинова— связи с Восточным Факультетом СПбГУ и маленькое, но очень гордое звание «Имам-мухтасиб Санкт-Петербурга и Ленинградской области». Что это значит, скорее всего не знает и он сам. Хотя, как говорят злые языки, цель его пребывания в Петербурге была не в созидании, а в несколько иных вещах, скажем так, в распределении, но это уже другая история.

Второй уровень ислама в городе — это этнические официальные ассоциации, землячества, национальные автономии, союзы татарской/башкирской/азербайджанской/чеченской/гасконской (нужное подчеркнуть) молодежи. Надо сразу оговориться, что ислам в городе существует не в едином поле, а разбит по национальным и этническим группам, то есть вряд ли приехавший таджик пойдет молиться в мечеть к татарам (которые традиционно являются имамами в Санкт-Петербурге). Эта вторая группа — несколько другая сборная, которая играет уже на поле общественных организаций СПб. Проводят фестивали, конкурсы, участвуют в мероприятиях, работают на гранты и пожертвования. С исламом взаимодействуют как с национальный или этнической религией, то есть, достаточно аккуратно.

Третий уровень ислама в городе — сообщества мигрантов, неофициальные диаспоры, этнические группы предпринимателей, в общем — весь «серый сектор». Держим в голове пунктик о распределении мусульман по этническим группам и понимаем, что о данном уровне, по понятным причинам, информации очень мало, в активно-строящемся Петербурге имеются большие сети как трудовых мигрантов, которые состоят практически полностью из мусульман, мало интегрированных в местное сообщество. Неофициальные диаспоры — сообщества родственников, друзей, товарищей и просто представителей одной и той же нации мусульманского вероисповедания. Важной частью этого сектора являются этнические предприниматели —фишка Петербурга, например, можно вспомнить знаменитый Апраксин Двор или множество шаурмачных. Также, часть бизнеса в некоторых районах принадлежит нескольким айзербайджанским семьям, и, речь здесь не про криминал, бизнес может быть вполне легальным (азербайджанцы традиционно держат самые лучшие рестораны в городе по соотношению цена/качество) сколько про общественную структуру, в которой обитают мусульмане.

Четвертый уровень — подпольные молельни. Вынесли это «прекрасное явление» в отдельный пункт, потому что в городе с этим большая беда. Снимают, например, три мигранта студию на окраине города, молятся вместе, постепенно приглашают к себе на молитву и совместную трапезу других мигрантов. И так по капельке возникает традиция и формируется сообщество, которое может легко начать читать вместо традиционных текстов – радикальные, а потом перейти от радикальных текстов к поступкам. Надо сказать, что подобных подпольных молелен очень и очень много, как правило, они возникают стихийно и стихийно распадаются, главная проблема — это предотвращение радикализации. Некоторые считают, что в этом может помочь администрация, если наконец разрешит строить мечети, но кто знает.

Думается, что после прочтения этого текста у вас в голове появилась небольшая каша и легкое непонимание происходящего. Мы можем все это еще усугубить: представьте теперь, что все эти уровни не закрыты сами в себе, они постоянно взаимодействуют между собой как в религиозном, так и в общественном и финансовом планах. Вот и получается, что «мусульманский мир» Петербурга — подобие хаоса, в котором официальные структуры хоть и являются символами, но по-настоящему представляют собой только вершину айсберга.

И все это здесь и сейчас, в городе на Неве.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий