Перспективы муфтия Татарстана пойти на третий срок

  • Татарстан
  • 22.Июн ‘20
  • 0
  • 512
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

35-летний муфтий Татарстана Камиль Самигуллин досиживает на своем посту последний год. Весной 2021 года у него завершается второй срок правления во главе Духовного управления мусульман Республики Татарстан, и неизбежно встает вопрос о том, кто возглавит исламскую умму этого региона в дальнейшем.

Сам Камиль хазрат не скрывает своего желания продолжить и дальше занимать кресло муфтия этой поволжской республики. Заявляет он об этом, естественно, не прямым текстом, а, как говорится, «по просьбам трудящихся»: «Если имамы захотят и дальше видеть его в этой должности». Свое намерение переизбраться он объясняет также тем, что есть некоторые «проекты, которые нужно завершить». Что скрывается за последними, Самигуллин предпочел не раскрывать в деталях, но очевидно, что за этим скрывается стремление реализовать на практике проект строительства Соборной мечети в Казани по аналогии с мечетью «Сердце Чечни» в Грозном и мечетью «Ар-Рахим» в Уфе. Гигантомания в возведении храмов стала трендом первых десятилетий ХХI века в России, и строительство Соборной мечети в Казани, несмотря на то, что в столице Татарстана таковой считается и мечеть «Кул Шариф» в Казанском Кремле, и старинная мечеть «Марджани» в Старо-татарской слободе, видится как соперничество с Грозным и Уфой за право считаться главным исламским центром страны.
Однако следует задаться вопросом: а кто мог бы стать альтернативой Самигуллину на выборах муфтия Татарстана в следующем году?

Надо сказать, что соперников у нынешнего муфтия сейчас объективно не так и много. Среди таковых называют одного из его заместителей, имама казанской мечети «Кул Шариф» Ильсафа Хасанова и нынешнего мухтасиба Приволжского и Вахитовского районов Казани Юсуфа Давлетшина. Оба – известные и опытные проповедники. Однако оба имеют бэкграунд, который больше является минусом в их биографии.

Хасанов считается креатурой имама казанской мечети «Марджани» Мансура Залялетдинова, который воспринимается как влиятельная фигура в среде духовенства с большими связями как в правительственных, так и в криминальных кругах (в среде местных ОПГ у него даже была кличка «Мулла»): до назначения в 2013 году имамом в мечеть «Кул Шариф» Ильсаф хазрат был вторым имамом в мечети «Марджани», и своей известностью во многом обязан именно Залялетдинову, который давал Хасанову трибуну в своей мечети.

Юсуф Давлетшин по праву считается одним из самых известных ваххабитских проповедников Татарстана. Выпускник печально известного медресе «Йолдыз» г. Набережные Челны, прославившегося тем, что его студенты были в рядах боевиков во время Второй Чеченской войны (1999-2001), Давлетшин долгие годы работал мухтасибом и имамом Соборной мечети г. Нижнекамска, прихожане которой оказывались в рядах «Имарата Кавказ» и ИГИЛ именно в период того, как там проповедовал Юсуф хазрат. В 2017 году Давлетшина власти решают вытащить из Нижнекамска и переводят в Казань, сделав имамом Закабанной мечети столицы Татарстана. В скором времени его делают также мухтасибом двух районов Казани, в которых мечетей больше, чем во всем Нижнекамском районе Татарстана. Одна из причин подобного перемещения ваххабитского имама объяснялась тем, что ваххабиты Нижнекамска, третьего по численности населения города республики, лишаться своего духовного лидера, а тот оторвется от ваххабитского джамаата в Закамье, влияние которого без постоянного присутствия Давлетшина можно будет нейтрализовать.

Основная претензия к Самигуллину как к председателю ДУМ РТ сводится к тому, что он, подобно всем тем, кто оказывается на вершине правящего Олимпа, оторвался от масс, стал менее доступным для рядовых мусульман, чем был раньше, когда был просто рядовым имамом одной из поселковых мечетей Казани, пока в 2013 году не стал муфтием Татарстана, а также личное обогащение и стремление занимать массу должностей развращает его властью. Стяжательство и сребролюбие – это те пороки, от которых не застрахован любой, кто получил власть. Искушение слишком велико. Его политика сделать татарский язык единственным языком проповеди в мечетях Татарстана было одобрительно воспринята в среде татарской национально ориентированной интеллигенции, однако на практике эти требования в ряде мечетей, особенно крупных городов республики, элементарно не выполнялись из-за того, что заметная масса прихожан были не татарами, а мигрантами, которые не владеют татарским языком.

Наиболее вероятный сценарий – переизбрание Камиля Самигуллина на посту муфтия, тем более, что устав ДУМ РТ нигде не устанавливает ограничений на количество сроков. Это позволило, например, быть муфтием Татарстана Гусману Исхакову 13 лет с 1998 по 2011 годы, который четырежды избирался председателем ДУМ РТ. Последний раз он избрался в 2010 году, но вынужден был покинуть досрочно свой пост в январе 2011 года из-за того, что не осудил появление исламских боевиков в Татарстане. Пришедший ему на смену его первый заместитель Ильдус Файзов впервые заговорил публично о необходимости ограничить количество сроков правления муфтия в уставе ДУМ РТ. Сам Файзов однако на посту муфтия пробыл всего два года (с 2011 по 2013 гг.), вынужденный сложить полномочия после теракта в отношении себя, организованного ваххабитами и после которого он чудом выжил. Закрепить в виде поправки в уставе количество сроков Файзов не успел. Пришедший ему на смену молодой Камиль Самигуллин (на момент избрания ему было 27 полных лет) вообще не стал вносить никаких изменений в устав ДУМ РТ.

Не исключено, что и выборы муфтия могут пройти на безальтернативной основе, как и в 2017 году. Власти республики вряд ли будут этому препятствовать. Ведь президент Минниханов и сам собирается на третий срок. И в победе не сомневается.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий