Почему ДУМ Татарстана стало проводить »День памяти» по павшим защитникам Казани

  • Татарстан
  • 05.Июн ‘21
  • 5
  • 271
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

25 мая Духовное управление мусульман Республики Татарстан провело поминальную акцию по случаю «Дня памяти» (по-татарски «Хәтер коне») – ежегодно проводимого мероприятия в память павших защитников Казани при ее взятии 2 октября (15 октября по новому стилю) 1552 года войском Ивана Грозного. Формально организатором акции выступало не само ДУМ РТ, а Совет аксакалов при татарстанском муфтияте, но учитывая, что в ней принимал участие муфтий Камиль Самигуллин, организатором «Дня памяти» можно считать именно ДУМ РТ. Очевидно, что инициатива проведения данного мероприятия исходила не от аксакалов-имамов или муфтия, а от властей Татарстана, которые поручили его проведение ДУМ РТ.

История проведения «Дня памяти» начинается с 1989 года, когда его впервые провел Всетатарский общественный центр (ВТОЦ), ставший главной национал-сепаратистской организацией в Татарстане. Первоначально акция проходила в форме митинга в центре города с последующим шествием ее участников на территорию Казанского Кремля, где у подножия Башни Сююмбике всё завершалось коллективной молитвой. Причем первоначально в акции участвовал даже верховный муфтий России Талгат Таджутдин и прочее мусульманское духовенство. Однако постепенно мероприятие, изначально задумавшееся как поминальное, весьма быстро превратилось в ежегодный смотр сепаратистских организаций со всего Среднего Поволжья: в «Дне памяти» участвовали башкирские, марийские, чувашские (а на начальных этапах и крымскотатарские) националисты. В скором времени акция стала носить исключительно политический окрас с ярко выраженной антироссийской, русофобской и местами даже антиправославной повесткой. В 1990-е годы на волне «парада суверенитетов» и этнического реванша провозглашение Республикой Татарстан своего государственного суверенитета трактовалось местными татарскими историками как возрождение утерянной государственности после присоединения территории Казанского ханства к Московскому государству. И «День памяти» вписывался в конструируемую национальную мифологию.

Когда в 1992 году на волне регионального этносепаратизма от Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири (переименованное в том же году в ЦДУМ) откололись ДУМ Башкортостана и ДУМ Татарстана, первый муфтий Татарстана Габдулла Галиуллин, как раз состоявший в рядах ВТОЦ, а в 2001-2005 гг. возглавлявший даже ультрарадикальный «Милли меджлис татарского народа», активно способствовал участию мусульманского духовенства Татарстана в ежегодном «Дне памяти». Подобное сохранилось и при муфтии Гусмане Исхакове в 1998-2011 гг., шурине Галиуллина, хотя в 2000-е годы количество участников этой ежегодной акции уже значительно сократилось, а ВТОЦ все более превращался в маргинальную организацию, объединявшую преимущественно пенсионеров.

При короткой каденции муфтия Ильдуса Файзова в 2011-2013 гг. ДУМ РТ уже полностью отстранилось от участия в этой акции: Файзову было совершенно не по душе, что мероприятие превратилось в русофобский шабаш, и татарское духовенство посещало «День памяти» в индивидуальном порядке в качестве зрителей (да и были это преимущественно единицы: тот же экс-муфтий Татарстана Габдулла Галиуллин и муфтий Кировской области Зуфар Галиуллин). Эта же линия на устранение от участия ДУМ РТ в «Дне памяти» сохранялась первые два срока муфтия Камиля Самигуллина. Этому способствовало и то, что в 2010 году произошла смена власти в Казанском Кремле: президентом Татарстана стал Рустам Минниханов, которому был явно не по душе прежний националистический курс Минтимера Шаймиева. Не сразу, но постепенно происходил отход от явного крена с негласной поддержкой местных сепаратистов: постепенно на участников и организаторов «Дня памяти» стали заводиться административные и уголовные дела об экстремизме и призывах к изменению к конституционного строя, в 2017 году Набережночелнинское отделение ВТОЦ признали экстремистской организацией, а в начале 2021 года прокуратура Татарстана направила в Верховный суд РТ заявление о признании уже всего ВТОЦ экстремистской организацией. Последние годы на «День памяти» приходило уже от силы сто человек, и власти разрешали проводить его уже только в качестве митинга без шествия и подальше от центра города.

Параллельно с этим с 2002 года на территории Храма-памятника павшим русским воинам, стали проводиться поминальные службы, организуемые Татарстанской митрополией РПЦ. Это мероприятие собирало несколько десятков участников, где заметную роль играли активисты Общества русской культуры Республики Татарстан.

В итоге сложилась ситуация, что погибших русских воинов поминает местная митрополия, а поминальной акции с участием ДУМ РТ по татарским защитникам Казани как таковой нет: она по форме давно превратилась в политический митинг с антироссийскими выступлениями участников. Учитывая, что и ВТОЦ как организаторов «Дня памяти», вероятнее всего, до конца года признают экстремистской организацией, то для баланса необходимо было, полностью изменив формат акции, сохранить ее проведение. При этом местные власти стремятся соблюсти паритетный принцип: по русским воинам, погибшим при взятии Казани, проводится церковная панихида, а по погибшим татарским воинам-защитникам Казани, проводится мусульманская поминальная акция. Именно поэтому власти поручили ее проведение татарстанскому муфтияту.

Причем в ДУМ РТ подошли к этому весьма оригинально: не стали привязывать эту акцию к октябрю, а решили проводить ее по мусульманскому летоисчислению. Поскольку 2 октября 1552 года по юлианскому календарю выпадало на 13-й день месяца Шавваль 959 года по хиджре, то и Совет аксакалов ДУМ РТ постановил «День памяти» проводить 13-го Шавваля ежегодно. Учитывая, что мусульманское летоисчисление ведется по лунному календарю, то дата будет носить блуждающий характер. В 2021 году она выпала на 25 мая.

ДУМ Татарстана сразу указало на «недопустимость политических спекуляций на теме взятия Казани Иваном Грозным, которые чреваты межнациональными конфликтами». Это позволило убрать антироссийский тренд, доминировавший на этом мероприятии весь постсоветский период. Да и формат поменялся: это уже не митинг с шествием скандирующей толпы участников, это совершение намаза в соборной мечети «Кул Шариф» в Казанском Кремле и прочтение молитвы у некрополя казанских ханов недалеко от нее. Тем самым мероприятие из политического превращается в поминальное, а ее проведение из рук национал-радикалов переходит под контроль духовенства. Такое переформатирование, правда, не вызвало понимания у некоторых сторонних наблюдателей, чью точку зрения озвучил канал «Незыгарь» и которые предпочли автоматически осудить ее проведение в любой форме, предпочитая не разбираться в ее подоплеке и увидев в этом антироссийские происки.

Во всей этой истории вне поля внимания осталась память о тех татарах, которые были в войске Ивана Грозного и участвовали во взятии Казани. Речь идет о татарской коннице промосковского касимовского и казанского хана Шах Али (1505-1566), трижды занимавший престол Казанского ханства и потерявший его в ходе интриг группировки в элите этого поволжского государства, ориентирующейся на Крымское ханство и стоявшую за ним Османскую империю. Воинов Шах Али, погибших при взятии Казани, не поминает ни в РПЦ (в церкви по канонам нельзя молиться за неправославных), ни в ДУМ РТ. Те воины-мусульмане (а их насчитывалось от 5 до 7 тысяч человек), благодаря участию которым территория Среднего Поволжья окончательно вошла в состав Российского государства, и они добровольно сделали свой выбор в пользу России, забыты обеими сторонами, каждая из которых предпочитает проводить поминальную акцию по «своим» погибшим воинам при взятии Казани.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий