Прагматика «Афро-клинского» экзархата

  • РПЦ
  • 02.Янв ‘22
  • 0
  • 22
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Образование недавним решением Синода РПЦ Патриаршего экзархата Африки – событие поистине историческое.

Оставляя в стороне канонические аспекты произошедшего (там всё очень сложно и требует детального разбора), обратимся к другому. 

Что (с чисто практической точки зрения) позволило Московскому патриархату сделать столь решительный шаг? 

Впервые бесспорно канонически утвержденная национальная церковь (РПЦ) учредила свою епархию на территории, находящейся в юрисдикции одной из восточных апостольских кафедр (Александрийская ПЦ).

Если присутствие РПЦ на территории Западной Европы, Америк или Восточной Азии ни для кого не удивительно, то на территории восточных патриархатов (в Египте, Ливии, Сирии, Ливане, Израиле, Турции) доныне существовали лишь ставропигиальные приходы или миссии РПЦ, но никогда – самостоятельные епископские кафедры, а уж тем более не экзархат, включающий в себя две епархии.

Впрочем, если верить новому африканскому епископу, «вопрос о реакции руководства Александрийской церкви перестал … существовать [для РПЦ]».

Но вернемся к прагматике. 

Все мы понимаем, что мало принять в общение недовольных клириков уважаемого оппонента – нужно ещё создать и поддерживать инфраструктуру церковных институций, в том числе в поле гражданского права. 

Было бы слишком наивно, как это сделал Кирилл Говорун, констатировать переход к «пост-юрисдикционному Православию», в котором «патриаршие юрисдикции теряют монополию диктата по отношению к приходам». 

Релятивизация юрисдикций остаётся невозможной не только в силу канонических причин. Ведь есть ещё имущество приходов, земельные участки, юридические лица общин, изменения в статусе которых регулируются местными законами и местными светскими властями.

В интервью РИА Новости митрополит Клинский Леонид Горбачёв говорит, что сейчас «решается вопрос о выделении земельного участка в Каире для строительства там кафедрального собора».


Решается с кем? Явно не с церковными, а со светскими властями. Египетские чиновники поддерживают не Александрийский патриархат (который наверняка считают «греческим агентом»), а союзников из РФ и Русскую Православную Церковь.

Похожа ситуация складывалась и в Турции. Присутствие священников РПЦ и совершение ими богослужений на «константинопольской» территории поддерживается турецкими властями.

Так что, когда митрополит Леонид говорит, что «ядро Экзархата будет коваться в Москве» – это можно отнести не только к кадрам.

«Абсолютно новая мощная структура континентального масштаба» будет разворачиваться в регионах, где очень сильно российское присутствие: промышленное, дипломатическое, культурное, силовое.

В настоящее время 22 африканских государства в той или иной форме сотрудничают с российскими властями или близкими к властям частными структурами, с большинством стран есть соглашения о военно-техничестком сотрудничестве.

Образ РПЦ как «мягкой силы» будет подкрепляться и гуманитарной помощью, центрами распространения которой могут стать приходы новообразованной структуры.

Экзарх в интервью ТАСС уже сообщил о намерении направить в Африку партию российской вакцины от ковида.  

В общем, планов много и возможностей тоже хватает. Стоит только помнить, что миллион православных в Африке составляет менее 0,1% от 1,2 миллиарда проживающих на континенте.

Но вот насчёт того, что РПЦ теперь «приобретает иной статус и берет на себя ответственность, связанную с этим эпохальным событием» – тут с митрополитом нельзя не согласиться. Очень большую ответственность.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий