Православная церковь и протесты в Белоруссии-2

  • Белоруссия
  • 15.Авг ‘20
  • 4
  • 480
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

комментарий богослова и политолога Наталли Василевич для «Религии сегодня»

Продолжаем нашу серию комментариев от различных экспертов, активистов и наблюдателей касательно последних событий в Белоруссии. Здесь вы можете найти комментарий от редактора религиозного отдела телеканала «Царьград» Михаила Тюренкова. С теми же вопросами мы обратились к белорусскому богослову и политологу Наталли Василевич.

РС —  Наталля, как Вы оцениваете тот факт, что все большее число клириков и прихожан Белорусской Православной Церкви вовлекается в протестное движение? Как Вам кажется, могут ли священнослужители и миряне примкнуть к оппозиционному движению, если считают, что действующая власть игнорирует волеизъявление народа? Естественно, мы подразумеваем, что участие в оппозиционном движении носит мирный и ненасильственный характер.

НВ — Мне кажется, что здесь дело не в том, что клирики и прихожане примыкают к протестному движению или к оппозиции. Потому что, скорее вопрос здесь не лежит в политической плоскости, а, скорее, в плоскости моральной. Потому что никаких политический программ, никаких идеологий не предлагается. Никто ни к какой организации или политической партии не примыкает. Скорее здесь имеет место выражение морально-этической позиции: встать на сторону преследуемого, невинных жертв, выступить против фальсификаций и вранья. И видя, слыша, вот эти стоны, видя, как по мирным людям стреляют свето-шумовыми гранатами, если у человека есть глаза и уши, будь он православным, мусульманином, хоть кем, это моральное действие в базовых этических категориях, не связано с особыми социальными церковными доктринами. Поэтому священники и миряне, как и все жители Республики Беларусь выступают за то, чтобы не было насилия, несправедливости, вранья. Вот все так просто.

РС — Каковы, на Ваш взгляд, могли бы быть реальные действия высших иерархов Белорусской Православной Церкви и Русской Православной Церкви для урегулирования сложившейся ситуации?

НВ — Во-первых, нужно сказать, что в белорусском обществе в публичной сфере роль иерархов церкви не так же значительна. То есть каких-то реальных возможностей у них повлиять на ситуацию мало. Если католическая церковь может повлиять на своих верующих в среде силовых структур, государственных органов, то православная церковь для своих же верующих не является значимым авторитетом. Православный милиционер и батюшку, и митрополита побьет, если надо. При этом есть очень большой запрос общества на моральную и нравственную оценку действий со стороны иерархов. Даже если они не могут как-то повлиять, их слово имеет значение для людей, как слово поддержки и какой-то солидарности. И то, что некоторые иерархи все-таки выступили с однозначным осуждением тех пыток, которые происходят и происходили все эти дни после выборов. Даже видно, что митрополит Тадевуш Кондрусевич, который выступил сначала с предложением диалога для противоборствующих сторон, в конце концов осознал, что вопрос тут не в диалоге, здесь нет противоборствующих сторон. Здесь есть люди и есть репрессивная машина, которая просто не рассматривает их как настоящих людей, как людей, имеющих человеческое достоинство и неприкосновенность своего тела. Поэтому видно, что мнение поменялось. Поэтому, как говорит сам Тадевуш Кондрусевич, нужно, чтобы слова иерархов были «да-да» и «нет-нет», вот этой дипломатии, которая обычно присутствует в таких обращениях быть не должно. Должно быть однозначное осуждение. Поэтому [так поступил] и сам митрополит, и епископ Витебский Олег Буткевич, который раньше сделал такое заявление, епископ Артемий Гродненский, который прямо капслоком написал, что нужно однозначно стать на сторону правды, на сторону жертв, на сторону избиваемых. Митрополит Павел Минский все еще пытается занимать позицию более умеренную, но тоже [было] его поздравления сначала Лукашенко с победой на выборах и последующие заявления с попыткой осудить насилие. Потом он у верующих при встрече возле кафедрального собора попросил прощения за то, что он преждевременно поздравил Лукашенко. Все это показывает, что иерархи двигаются к тому, чтобы заявлять что-то однозначно. Но с другой стороны эти обращения никакого эффекта не возымели.

Я хочу еще отменить обращение Олега Шульгина, который освящал знамена ОМОНу в 2014 году и с того времени он много работал по социальному направлению и видно, что его мнения о насилии, о добре и зле, они очень сильно поменялись. И сейчас он, как человек, освящавший знамена ОМОНа, обратился к ОМОНу и призвал их не выполнять эти преступные приказы и не избивать мирных людей. Но, как видим, им все равно. Для церкви это заявление нужно для самой себя, чтобы определить, на стороне добра или зла она сейчас находится, на стороне агрессора или мирных людей. Потому что реально она ничего сделать не может, но она может быть собой и говорить своим голосом в соответствии со своей верой, тем, чему она учит и к чему призывает Иисус Христос и Библия.

РС — В большинстве стран СНГ Православная церковь так или иначе интегрирована в политические процессы. Как Вы считаете, в случае конфликта между элитами и оппозицией, затрагивающем и широкие народные массы, когда все общество разделено на два лагеря, должна ли церковь (как общественный институт) выступать:

 1 на стороне действующей власти, с которой уже установлены хорошие контакты;

 2 на стороне оппозиции, с расчётом на то, что при ее победе церковь сможет наладить не менее продуктивные отношения с новой властью;

 3 занять выжидательную позицию, гарантирующую политический иммунитет, но чреватую негативной реакций со стороны рядовых членов церкви, ждущих от пастырей более активного участия в жизни страны?

НВ — Действительно, в Беларуси есть соглашение между церковью и различными министерствами, ведомствами, в том числе силовыми. Но мы видим, что это все фейк, потому что церковь, пользуясь эти инструментом, никак не может остановить пытки, которые происходят в центре изоляции правонарушителей. Церковь никак не может повлиять на судей, чтобы они не выносили несправедливые приговоры. Церковь никак не может повлиять ни на какие силовые структуры, ни на какие органы. Все это нравственно-моральное воспитание, которое церковь проводила с ОМОНом, с милицией, мы видим его плоды. Зверства, которые они совершают сейчас, нарочитые, никак не ограниченные, бессмысленные пытки мирных людей, которые выходили в шортах и майках с цветочками на протесты, которые ничего не сделали. Расстреливать их свето-шумовыми гранатами и избивать их до полусмерти, ломать им ноги, выбивать зубы лежащим связанными быть ногами – это вот такой результат сотрудничества церкви с силовыми структурами. И я хочу сказать, что церковь не должна выбирать, на чью сторону встать. Церковь не должна всегда быть на стороне власти или на стороне оппозиции, церковь должна быть идентичной самой себе, той правде, которой она учит и проповедует, уметь применять евангельские слова, учение Христа в современной социальной жизни и становиться на сторону тех, кто за правду, кто страдает, кто жертвует собой. Но даже если власть была бы права и действительно защищала конституционный порядок, даже если бы не было этой лжи, даже если принять это, то все-равно то насилие, которое власть применяет в отношении граждан – это недопустимо и церковь должна однозначно выступить против всеми доступными способами: не только молиться, делать заявления, но и пытаться, чтобы их услышала государственная власть.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий