Православная Церковь и протесты в Белоруссии-3

  • Белоруссия
  • 16.Авг ‘20
  • 5
  • 565
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

комментарий архимандрита Кирилла Говоруна

РСОтец Кирилл, как Вы оцениваете тот факт, что все большее число клириков и прихожан Белорусской Православной Церкви вовлекается в протестное движение? Как Вам кажется, могут ли священнослужители и миряне примкнуть к оппозиционному движению, если считают, что действующая власть игнорирует волеизъявление народа? Естественно, мы подразумеваем, что участие в оппозиционном движении носит мирный и ненасильственный характер.

КГ — Миряне, на мой взгляд, могут быть участниками любого политического движения, если оно не противоречит евангельским нормам. Протестное движение в Беларуси во многом вызвано осознанием того, что власть эти нормы совершенно бессовестно попирает. В этом смысле беларусские протесты — это классический случай того, когда vox populi — это vox Dei. Именно осознание вопиющей несправедливости со стороны власть предержащих было также главным мотивом украинских Майданов. Кстати, как некогда в Украине, так и сейчас в Беларуси мы наблюдаем попытки запустить конспирологические теории о тайных и злокозненных движущих силах, стоящих за протестами — чтобы их скомпроментировать. Хотя конспирологические теории — это дешевки, но они, увы, часто работают и влияют на умонастроения тех, кто привык удовлетворяться простыми ответами на сложные вопросы.

Что касается клириков и иерархов — то, на мой взгляд, их участие в политических движениях неуместно. Их функция — быть пророческим голосом за рамками любого политического движения, которое, хотя может быть движимо этим голосом, в силу своей массовости и политического характера может также легко подменить его идеологией. Поэтому в беларусской ситуации клирикам и иерархам лучше стоять в стороне от колонн протестующих, но стоять не молча, а пророчествуя. О пророчестве я говорю не в распространенном вульгарном смысле предсказания будущего, а в библейском — как возвещение правды Божией, в том числе перед лицом тирана. Не вульгарное и идеологизированное, а подлинно библейское и святоотеческое богословие дает возможность клирикам и иерархам — если они, конечно, изучали его не только в наших семинариях — артикулировать смыслы, под которыми могли бы подписаться все жаждущие правды и справедливости, в том числе социальной. Все — миряне, клирики и иерархи — должны подтверждать эти смыслы действиями: помощью тем, кто пострадал, был брошен в застенки и избит. Это прямое евангельское предписание и для тех, кто не имеет пророческой харизмы артикуляции смыслов.

РСКаковы, на Ваш взгляд, могли бы быть реальные действия высших иерархов Белорусской Православной Церкви и Русской Православной Церкви для урегулирования сложившейся ситуации?

КГ — Иерархи и БПЦ и РПЦ должны быть более чем кто-либо иной в Церкви пророками, выступающими против несправедливости и насилия со стороны власть предержащих. Увы, в нынешней ситуации они оставили за собой право только на одну “харизму” — администрирования. Однако это даже не харизма, потому что в таком случае CEO крупных корпораций — более успешные “епископы”, чем наши святители. В древней Церкви администрирования вообще было уделом диаконов. А харизмой епископов было учить и возвещать правду Божию. Сейчас все поменялось — епископы лишь администрируют, а диаконы, священники и особенно миряне возвещают правду. Иными словами, нынешнее молчание иерархии — это следствие серьезных поломок где-то в глубине нашего экклезиологического сознания. К счастью, и здесь есть исключения, как, например, по-настоящему пророческое воззвание архиепископа Гродненского и Волковысского Артемия. Также я хотел бы отметить слова и действия архиепископа-митрополита Тадеуша Кондрусевича, который демонстрирует нам то, чему Римско-Католическая церковь научилась в результате преодоления кризисов, вызванных той самой редукцией епископской харизмы к исключительно администрированию — редукции, которая некогда поразила западную церковь, а ныне стала нормой для Русской церкви.

РСВ большинстве стран СНГ Православная церковь так или иначе интегрирована в политические процессы. Как Вы считаете, в случае конфликта между элитами и оппозицией, затрагивающем и широкие народные массы, когда все общество разделено на два лагеря, должна ли церковь (как общественный институт) выступать:

1. на стороне действующей власти, с которой уже установлены хорошие контакты;

2. на стороне оппозиции, с расчётом на то, что при ее победе церковь сможет наладить не менее продуктивные отношения с новой властью;

3. занять выжидательную позицию, гарантирующую политический иммунитет, но чреватую негативной реакций со стороны рядовых членов церкви, ждущих от пастырей более активного участия в жизни страны?

КГ — Как в Украине в 2014 году, так и сейчас в Беларуси из плоского отрезка государство — церковь возник треугольник: общество — государство — церковь. Два угла этого треугольника — общество и государство — оказались в жестком противостоянии друг с другом, а церковь стала перед дилеммой — кого выбрать. Когда можно было быть и с властью, и с людьми — так уже невозможно (так, в частности, попытались сделать в обращении Синода БПЦ от 15 августа). Но чтобы выбрать общество и выступить против власти — для любой церкви византийской традиции это означает совершить квантовый прыжок в неизвестность, в некотором смысле выступить против собственной природы. Ведь за столетия исторической эволюции в теле византийских церквей образовалось то, что я называю симфоническим ДНК — это генокод, который требует слияния с политической властью, какой бы она ни была. В советское время церковь умудрилась вступить в симфонические отношения даже с атеистическим режимом. Поэтому перед церковью в Беларуси сейчас сложный экзистенциальный выбор: оставаться с режимом или перейти на сторону общества. В Украине в 2014 году большинство церквей перешло на сторону общества. Надеюсь, сейчас так же произойдет и в Беларуси, а в скором будущем — и в России.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий