Россия и Александрийский патриарший престол: как всё начиналось

  • Вселенский Патриархат
  • 08.Фев ‘22
  • 0
  • 78
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

В начале 19 века Александрийская православная церковь была в весьма печальном состоянии: был патриарх, но особо не было епархий, не было синода и так далее. Патриархов выбирали на Фанаре, поскольку Египет был частью Османской империи.

Когда правителем Египта в составе Османской империи стал прогрессивный западник Мухаммед Али, он начал привлекать в Египет греческий бизнес.

Греки были православные и благодаря этому постепенно началось относительное восстановление АПЦ: появились епископы, а бизнесмены-греки стали играть существенную роль в церковной жизни. 

По сути АПЦ выполняла функцию этнархии, которая общалась с властями от лица всего православного Египта.

Константинопольскому патриарху это не сильно нравилось, поскольку АПЦ получала большую независимость от Фанар.

В это же время Российская империя, обнаружив шанс влиять на восточные дела посредством мягкой силы в лице православных (у которых вместе с деньгами появилось и влияние), начала активные действия по взаимному созданию представительств, активно спонсировала Александрийскую патриархию и отдельные монастыри.

Первый российский представитель епископ Порфирий Успенский организовал прибытие в Россию в качестве представителя фиваидского епископа Никанора.

Впоследствии он станет «российским» кандидатом на Александрийский патриарший престол. Но это было в 1866 году. А пока Петербург ограничивал влияние на африканских православных материальной помощью, рассчитывая на некоторую взаимность в дипломатических и экономических вопросах.

Однако, финансовая помощь сама по себе не очень «работала» без полноценной поддержки из России. Вокруг Александрийского престола вились интриги.

Заинтересованных сторон было много: Константинопольская патриархия, египетские власти во главе с почти независимым от Порты Мухаммедом Али, греческий бизнес в лице богатых прихожан и западные державы, имевшие свои интересы в Африке.

В 1845-47 годах на вакантный патриарший престол претендовали ставленник Фанара Артемий и ставленник Мухаммеда Али Иерофей, который тогда и стал главой АПЦ.

Российский Синод остался в тот момент в стороне, хотя православные Египта ждали вмешательства из Петербурга.

В 1858 году российский посланник в Константинополе Апполинарий Бутенёв уже пытался повлиять на результат проходивших на Фанаре после смерти Иерофея II Стафилопатиса выборов, но безуспешно. Патриархом тогда стал фессалоникийский митрополит Калинник Кипариссис.

Ситуация изменилась после назначения в Константинополь российского дипломата Николая Игнатьева.

Сам он не очень понимал в церковной политике, но уловил, что православные и их лидеры могут стать ключевым союзником Российской империи на Востоке.

Во многом благодаря его усилиям, в 1866 году епископ Фиваидский Никанор стал Александрийским патриархом. Последний не только прожил 17 лет в России (и находился там на момент избрания), но и стал первым после долгого периода внешнего управления лидером АПЦ, который был избран в самом Египте, а не назначен из Фанара.

К слову, выбирали его два архиерея, 27 клириков и 17 представителей греческих общин: таковы были реалии африканского православия того времени. Результаты выборов (и сам факт их проведения) были восприняты Константинополем как демарш.

Были предприняты попытки сместить пожилого уже первоиерарха и восстановить «протекторат» Фанара над Александрийским престолом. 

С этим связана увлекательная история, которую мы расскажем как-нибудь в другой раз.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий