Страсти вокруг тафсира Корана «Калям Шариф»

  • 23.Фев ‘21
  • 5
  • 339
  • 1
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Изданный в 2019 году тафсир Корана «Калям Шариф», выполненный под канонической редакцией муфтия Татарстана Камиля Самигуллина, оказался в эпицентре скандала, который сейчас активно обсуждается в мусульманском сегменте русскоязычной части Интернета.

Ранее мы писали об этой книге, ставшей самым высокотиражным изданием 2020 года, вышедшим на русском (3 тыс. экземпляров) и татарском (45 тыс. экземпляров) языках. Тафсир активно распространялся ДУМ Татарстана по разным регионам России, в том числе, среди мечетей других муфтиятов, встречая в целом положительные отклики.

Поводом для возмущений стал комментарий к 5-му аяту 79-й коранической суры «Вырывающие», в котором говорится следующее: «Не исключено, что клятвы, которые упоминаются в этих аятах, касаются душ святых приближенных Аллаха (авлия). Их святые души полностью отделившись от тел, в каком-то радостном состоянии, достигают мира ангелов. И как будто бы плывя, очень быстро передвигаются с места на место и, благодаря своей особой духовной силе (возможности), воссоединяются с духовными сущностями, управляющими делами творений. Поэтому сказано: «Если вы в своих делах окажетесь в затруднительном положении, то испрашивайте помощи у обитателей могил!».

Этот комментарий крайне не понравился салафитам, которые обвинили муфтия Татарстана в том, что он нарушает основной принцип исламского единобожия: мусульманин должен с мольбами обращаться только к Аллаху, а если он обращается еще к кому-то, кроме него, то это автоматически воспринимается как ширк (придание Богу кого-то равных для поклонения). Самигуллину сразу припомнили, что он является суфием из братства «Исмаил ага», а для суфиев характерно почитание могил мусульманских шейхов, признаваемых в качестве святых (авлия) в исламе. К тому же в предисловии к тафсиру «Калям Шариф» прямо указывается, что его авторы ориентировались на тафсир «Куръан Маджид» суфийского шейха Махмуда аль-Уфи – духовного лидера братства «Исмаил ага». Поименный список авторов тафсира «Калям Шариф» до сих пор неизвестен, указывается лишь, что он выполнен под эгидой ДУМ Татарстана во главе с муфтием Самигуллиным, хотя, по разным сведениям, в редакцию составителей толкования входили однокурсник татарстанского муфтия по медресе «Исмаил ага» казый Казани Булат Мубараков, преподаватель Казанского исламского института Ахмад Абу Яхья (Кирилл Иванюго) и редактор дагестанского богословского сайта «Дарульфикр.ру» Абу Али аль-Ашари (Рашид Исаев).

Заметим, что не только салафиты, но и ряд мусульман, которые не являются суфиями, а просто исповедуют ислам без четкой идеологической направленности, оказались также в растерянности: через СМИ им позиционировался тафсир «Калям Шариф» как лучшая альтернатива тафсирам салафитских богословов, в частности, сборнику толкований к Корану саудовского шейха Абдуррахмана ас-Саади (1889-1957). Последний был переведен азербайджанским теологом Эльмиром Кулиевым на русский язык, издан в 2014 году в трех томах московским издательством «Умма». Однако 18 августа 2020 года первый том был признан Красноглинским районным судом Самары экстремистским материалом (26 января 2021 года решение оставлено в силе Самарским областным судом).

Примечательно, что данный комментарий в тафсире «Калям Шариф», который и стал причиной возмущения в салафитской среде, имеется только в татароязычном издании: в русскоязычном издании толкования этого фрагмента отсутствует, что также порождает дополнительные вопросы: зачем нужно было помещать комментарий про «испрашивание помощи у обитателей могил» в тафсир на татарском языке и не помещать в тафсир на русском? Заметим, что на татарском языке тафсир под редакцией Самигуллина вышел значительно более крупным тиражом, чем на русском языке, т.е. ориентировался в большей степени на татарское население.

Оказавшись в сложной ситуации, ДУМ Татарстана мобилизовало богословов для дополнительного разъяснения, что муфтият хотел сказать этим комментарием. Первоначально с резким по стилистике ответом выступил казанский казый Булат Мубараков, указав, что говоря об испрашивание помощи у обитателей могил, следует понимать такой смысл: «Идите на кладбище, задумайтесь о смерти, и через мысли о смерти кайтесь в своих грехах», т.е. не молиться на могилах с обращением к захороненным святым, а как напоминание о бренности жизни, неизбежной смерти и важности провести жизнь, устранившись от грехов. Однако такой ответ не удовлетворил салафитов, а только раззадорил. Затем с комментарием выступил бывший мухтасиб Тюлячинского района Татарстана, сам автор одного из тафсиров к Корану, который указал на то, что сам комментарий вырван из контекста труда средневекового богослова Абдуллаха аль-Байдави (XIII в.), на который ссылаются авторы тафсира «Калям Шариф». После продолжительный видео-комментарий дал преподаватель Болгарской исламской академии шейх Сайф аль-Асри из Йемена, после которого обозначил свою позицию и дагестанский богослов Абу Али аль-Ашари, которого считают причастным к составлению этого тафсира. Т.е. видно, что в татарстанском муфтияте крайне болезненно восприняли эти обвинения, раз стали активно подключать известных современных знатоков исламского богословия к защите своего тафсира. И вероятнее всего, это не последние, кого будут просить высказаться в его поддержку.

Светским людям, наблюдающим за этим скандалом со стороны, может показаться, что эти споры из-за одного комментария больше напоминают крючкотворство и буквоедство, но для верующих мусульманам они являются центральным вопросом в понимании сути единобожия. Для муфтия Татарстана на кону вопрос его репутации: хоть и будучи суфием, ему важно сохранить за собой авторитет для всех мусульман Татарстана, независимо от того, к какому течению ислама они относятся. К тому же обвинения в «ширке», которым сейчас и занимаются в Интернете салафитские критики тафсира под редакцией Самигуллина, опасны тем, что не только ставится под сомнение его авторитет как муфтия Татарстана, но и могут привести к тому, что вся та кропотливая работа, которая несколько лет велась над созданием этого толкования Корана, пойдет насмарку. Накануне выборов муфтия Татарстана, которые пройдут 12 апреля 2021 года, пусть и на безальтернативной основе, Камиль хазрату крайне важно переизбраться с реноме признанного богослова и избежать любых кривотолков в свой адрес. Это вопрос легитимности в глазах мусульман. К тому же активная пиар-компания по продвижению тафсира «Калям Шариф» за пределами Татарстана из-за таких обвинений может быть легко похоронена, если присылаемые экземпляры книги внезапно начнут возвращать обратно в Казань под предлогом того, что тафсир «призывает к ширку». А подобное могут инициировать в тех региональных духовных управлениях мусульман, которые входят в юрисдикцию председателя ДУМ РФ Равиля Гайнутдина, поскольку Самигуллин косвенно поддержал стремление к самостоятельности вчерашних региональных муфтиев, находившихся в подчинении у московского муфтия. Ставки очень велики. Перепечатать заново тафсир, чтобы удалить этот комментарий, тоже не получится: во-первых, осуществить это технически сложно, а, во-вторых, тогда это будет выглядеть как признание своей ошибки, что повлечет репутационные потери. Отсюда и такая срочная реакция татарстанского муфтията, который пошел на мобилизацию всего пула российских и даже иностранных богословов, которые принялись разъяснять суть этого единственного комментария, стараясь внести ясность и оправдать авторов тафсира.  

Со своей стороны, редакция «Религия сегодня» надеется, что ситуация разрешится, поскольку тафсир «Калям Шариф» является уникальной богословской работой: ни один из российских муфтиятов за всю свою историю не брал на себя смелость выпустить свое толкование Корана, а все ранее изданные тафсиры в России были либо точкой зрения конкретного российского автора, либо переводом зарубежных богословов, и не представляли собой коллективный взгляд на Коран. Муфтий Камиль Самигуллин решил заполнить этот пробел, и этот амбициозный проект удалось реализовать. Подспудно он преследовал очень важную цель – вытеснить салафитскую интерпретацию Корана, тем самым оградить российских мусульман от влияния саудовской богословской школы. Случившийся скандал сейчас является лишь иллюстрацией того, что исламская умма в России идейно не является единой, а представляет собой конгломерат разных течений, где вопрос интерпретации священных текстов может стать ареной продолжительных споров между салафитами и суфиями.     

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (1)

Добавить комментарий
  • Абу Хамза

    А у «муфтия» Самигулина итак нет авторитета и уважения среди мусульман Татарии.
    Только если среди полуумных бабаев?

    Ответить
  • Больше коммертиниев (5)