Размышления о межправославном кризисе

  • Вселенский Патриархат
  • 26.Янв ‘22
  • 0
  • 103
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Довольно грустная тенденция наблюдается в поле интересов нашего канала.

Новости о религии и обществе теперь сплошь либо посвящены «кризису межправославных отношений», либо представляют собой занимательные истории из англоязычного интернета.

Для новостей второго типа под крылом одного выдающегося церковного деятеля уже есть популярный канал, а нам остается информировать вас новыми подробностями «игры престолов» (хотя эти и утомило уже).

Всё остальное уже случилось: выборы и юбилеи закончились, Патриарх регулярно служит в ХХС, соборы освящены, нежелательные огранизации объявлены.
С законопроектами тоже пока затишье. В исламском сообществе продолжается вялотекущая борьба между муфтиятами за увеличение сферы влияния, которая, однако, не производит практически никакого реального эффекта на жизнь миллионов мусульман, приживающих в России.

Две другие «традиционные религии» (буддизм и иудаизм) вообще не фигурируют в информационной повестке. Обсуждать фотосессии на фоне церквей и мечетей есть тьма охотников, мы не из их числа. 

На этом фоне предлагаем вашему вниманию очередную заметку по межправославному кризису.

Глобальные юрисдикции, канонические вторжения, прокси и частично признанные на карте мира

Сегодня сложно удержаться от попыток применить стандартный политологический инструментарий к ситуации, сложившейся в мировом Православии, которое с 2018 года стало ареной открытого противостояния между Константинополем (шире: греческим православием) и Москвой. 

Как мы уже неоднократно отмечали, ареной этого противостояния является не только Украина. 
Почти во всём мире на одних и тех же территориях РПЦ и греческие церкви сосуществуют.
Исключение – страны восточной и южной Европы, где есть свои национальные ПЦ, республики Центральной Азии, Литва, Латвия (хотя …), Беларусь и Азербайджан.

Европа оказывается зоной конкуренции между структурами КонстПЦ и РПЦ (причем последней — в нескольких параллелях).
В таком же статусе находятся Южная Корея, Япония, страны Юго-Восточной Азии.

Заметим, что линии для разделения балканских Черногории и Сев. Македонии также уже прочерчены. 

При этом в этих странах между двумя церквями существует как минимум конкуренция, в то время как на Украине и теперь ещё и в Африке разгорается настоящая «каноническая война».
Почему же это происходит?

Как минимум, ранее конфликт между церквями возникал либо  при радикальной смене политического курса страны, либо изменении гос.границ /возникновении новых политических образований.
А «новая» власть на правах сильного уже решает, кому принадлежат религиозные объекты. 
Cujus regio, ejus religio.

Последнее хорошо заметно по разделению владельцев храмов в послевоенной Германии.
ГДР – зона Московского патриархата, ФРГ – РПЦЗ. Где какие войска стоят, там тому церкви и принадлежат. Вышла Эстония из состава СССР – стала зоной «канонической войны» (заморожена, фактически завершилась победой РПЦ). Повернулась Украина на «еврошлях» – стала зоной «канонической войны». 

Но самой запутанной стала история православных в Абхазии (раздва) и Южной Осетии (здесь).

О каждом из этих кейсов мы писали подробно. Как видим, РПЦ действует в обоих частично признанных республиках очень аккуратно и не создаёт свои структуры, чтобы не «вторгаться» на каноническую территорию Грузинской ПЦ, которая не имеет возможности вести пастырскую деятельность на указанных территориях.

Православных абхазов и осетин окормляют бывшие или действующие клирики территориально и этнически близких епархий – Майкопской и Владикавказской соответственно.

При этом, ряд СМИ (и грузино-, и греко- и англоязычных) последнее время педалируют тему  присутствия РПЦ заголовками вроде: «В Сухуми состоялась незаконная богоявленская литургия – Грузинская Патриархия молчит» (это недавно появившийся грузиноязычный сайт wenews.ge).
А вот уже гораздо более известный Orthodox Times публикует похожий текст под новым заголовком и уже на английском.

Непонятно, какие требования ГПЦ может предъявить Московскому патриархату. Убраться подальше и освободить место для старостильников (как и было в Южной Осетии до определенного момента)? 

Никто не спорит, что ситуация далека от канонического идеала, но есть ли ей альтернатива?

А вот публикации, о которых шла речь выше выглядят как попытка разогреть конфликт с ГПЦ с тем, чтобы сделать его дополнительным аргументом обвинения против РПЦ по поводу образования Африканского экзархата.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий