Казанский фестиваль мусульманского кино не пройдет в этом году: почему мусульмане не переживают из-за этого?

  • Татарстан
  • 03.Сен ‘20
  • 0
  • 45
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Организуемый ежегодно с 2004 года Международный фестиваль мусульманского кино в этом году не будет проведен, о чем сообщила министр культуры Татарстана Ирада Аюпова, сославшись на сложную эпидемиологическую обстановку в связи с пандемией коронавируса. Казалось бы, важное культурное событие в жизни Татарстана, однако особого разочарования того, что в Казани не будет этого мероприятия в этом году, в мусульманской среде не наблюдается: ну нет, так нет, ни холодно, ни жарко. В чем же причины такого безразличия?

На наш взгляд, основная причина слабого интереса к этому мероприятию заключается в том, что фестиваль в глазах активно верующих мусульман не видится ценностью, поскольку не воспринимается как место показа именно мусульманского кино. В лучшем случае его можно было бы назвать фестивалем кино из мусульманских стран, хотя в мероприятии показывают фильмы, произведенные в странах Запада, где есть мусульманская тематика или играют актеры-мусульмане по происхождению, но отношение у верующих мусульман к мероприятию как к чему-то не религиозному, а светскому. Достаточно сравнить ежегодный республиканский ифтар, который проводился с 2011 года в Казани в месяц Рамазан (в этом году мероприятие тоже провести из-за коронавируса не получилось): там реально собираются несколько тысяч верующих мусульман, и видно, что акция явно востребована уммой. Аналогичная ситуация была с ежегодным джиеном (собранием) мусульман в Болгаре, куда несколько десятков тысяч татар-мусульман приезжают почтить память об официальном принятии ислама в Волжской Булгарии в 922 году. Талгат Таджутдин начал проводить этот джиен с 1989 года, который поначалу воспринимался как его личная инициатива, а с 2010 года он стал проводится при активном участии светских властей Татарстана (это было связано с тем, что после своей отставки первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев стал заниматься возрождением Болгара, что поддерживалось и его преемником нынешним главой Татарстана Рустамом Миннихановым). Фестиваль мусульманского кино таким мероприятием, которое ждут десятки тысяч верующих, увы, не стал. И у этого есть несколько важным причин.

Во-первых, был не прояснен до сих пор концептуальный вопрос: что считать мусульманским кино? Первоначально, когда проходил первый фестиваль (в 2004 году он вначале прошел в Москве и задумывался как «кочующий» ежегодно по разным городам, однако с 2005 года и все последующие годы местом проведения стала только Казань), организаторы руководствовались принципом: мусульманское кино – это кино о мусульманах, где они главные герои и где по ходу повествования раскрываются особенности ислама. Однако постепенно понятие «мусульманское кино» стало трактоваться очень широко и постепенно свелось к тому, что на фестивале стали показывать фильмы из мусульманских стран, где тема ислама не звучала вовсе. Это были картины арабских, турецких, иранских и среднеазиатских режиссеров, где герои – жители этих же стран, нередко об исламе напоминали лишь имена персонажей. В этом может быть не было ничего плохого (где еще в России можно познакомиться с картинами с участием иранских или палестинских актеров), но ведь фильмы европейских или русских режиссеров никто же не именует «христианским кино». Более того, на Казанском фестивале стали демонстрироваться картины из стран Запада, где если и показывали фильмы, героями которых становились мигранты из мусульманских стран, то создавалось ощущение, что это фильмы о дружбе народов. Это не плохо, но что тут мусульманского?

Во-вторых, это череда скандалов, которые сопровождали всю 16-летнюю историю фестиваля.

Например, когда это мероприятие создавалось, то его непосредственным организатором было Некоммерческое партнерство «Международный фестиваль мусульманского кино «Золотой минбар», находившееся в Москве. Фестиваль так и назывался: «Международный фестиваль мусульманского кино «Золотой минбар». Когда фестиваль в 2005 году провели в Казани, то у НП МФМК «Золотой минбар» (гендиректор – Зауди Мамиргов) власти Татарстана в лице Министерства культуры Республики Татарстан, Аппарата президента Республики Татарстана и Администрации города Казани были партнерами. И такая идиллия продолжалась до 2010 года, пока тогдашний министр культуры Татарстана Зиля Валеева не смекнула, что будет проще Казани самим проводить этот фестиваль (его проведение стало финансировать Министерство культуры РФ), а тех, кто стоял у ее истоков (НП МФМК «Золотой минбар») и всё это время организовывал, попросту отодвинуть. Ведь фестиваль уже к тому времени себя зарекомендовал как культурное событие, он включен в ежегодный план мероприятий Минкульта не только Татарстана, но и России, под него удается найти спонсоров, и собственно зачем надо делиться деньгами с Мамирговым и его командой. Поэтому их просто отодвинули. Поскольку скандал стал публичным, Зауди Мамиргов потребовал убрать наименование «Золотой минбар» из названия фестиваля, поскольку оно стало авторским брендом его организации. Министерству культуры Татарстана пришлось пойти на это, и с этого времени мероприятие стало именоваться просто – Казанский Международный фестиваль мусульманского кино, сохранив, правда, нумерацию. Получалось, что тех, кто это все затеял, придумал, организовывал в первые годы, мягко говоря, выставили за дверь. Это несколько подмочило репутацию фестиваля, осадок остался.

Другой, более шумный скандал, был связан с присуждением в 2011 году в номинации «Лучшая женская роль в полнометражном игровом фильме» немецкой актрисе турецкого происхождения Сибель Кекилли, снявшейся в 2010 году в фильме «Чужая» (Германия). Все бы ничего, но на заре своей кинокарьеры в 2001-2002 гг. она снималась в немецких категории 18+, что и стало известно в Татарстане после получения ей статуэтки на Казанском фестивале мусульманского кино, который открывал муфтий Равиль Гайнутдин. Интернет гудел от этой новости, к тому же вспомнили, что в качестве почетного гостя была приглашена в Казань итальянская актриса Орнелла Мути, которая была секс-символом 1980-х. В Духовном управлении мусульман Республики Татарстан возмущались не меньше: почему в Казани проводится такое мероприятие, а татарстанский муфтият не подключают хотя бы для того, чтобы участвовать в отборе кинолент, которые будут демонстрировать на фестивале? Отметим, что ситуацию решили исправить в следующем году, что позволило избежать очередных скандалов.

В 2012 году на VIII Казанском фестивале мусульманского кино был заявлен фильм турецкого режиссера Мехмета Танрисевера «Свободный человек: Бадиуззаман Саид Нурси», посвященной турецкому радикальному проповеднику, чьи книги и чья организация «Нурджулар» признаны в России экстремистскими. В отборе кинокартин участвовал тогдашний председатель Совета улемов ДУМ Татарстана Рустам Батров, который вместе с другими членами комиссии от мусульманского духовенства республики, выступил против его показа, что и было сделано.

Другой скандал случился, когда в 2015 году показали фильм «Война непрощенных» про участие поволжских татар в коллаборационистском легионе «Идель-Урал» в рядах вермахта в годы Великой Отечественной войны, где они были героизированы, и киргизскую киноленту «Курманжан датка», где главный персонаж фильма, предводительница алтайских киргизов Курманжан датка (1811-1907) находится в противостоянии с Российской империей, а русские солдаты в Центральной Азии показаны как жестокие захватчики. Тогда многие увидели в этом определенный антироссийский тренд в выборе картин для показа на фестивале.

И, наконец, в-третьих, Казанский Международный фестиваль мусульманского кино – это все-таки светское мероприятие, которое хоть и открывает, отметим, не глава ДУМ Татарстана, а председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин (так и непонятно, почему это до сих пор так; нынешний муфтий Татарстана Камиль Самигуллин участвовал лишь один раз в качестве продюсера документального фильма «Коран: от ниспослания до казанского издания» и сидящего в ложе гостя на открытии в качестве статиста), однако религиозного духа ощущается крайне слабо. Возможно, подобные мероприятия трудно провести как религиозные, от чего активно верующие мусульмане к ним достаточно прохладны.

Есть и такой момент, который ощущается из года в год: фестиваль постепенно приелся, стал чем-то рутинно-традиционным событием, пропали новизна и необычность, которые сопровождали его в первые годы. Сейчас им не удивишь даже казанского зрителя, а тем более московских и зарубежных гостей, привыкших бывать на разного рода кинофестивалях. Более того, Казанский фестиваль мусульманского кино мало дает толчков для развития местной киноиндустрии в Татарстане, несмотря на то, что должен был стимулировать ее развитие. Однако Союз кинематографистов Татарстана регулярно жалуется на слабое финансирование по остаточному принципу, а талантливые режиссеры и актеры из Казани предпочитают уезжать из региона в Москву, объясняя это тем, что там получается делать карьеру свободнее.

Поэтому то, что в этом году проведение XVI Казанского фестиваля мусульманского кино отменили, не вызвало никаких эмоций в мусульманской умме Татарстана. Нет, не будет, ну и ничего страшного, сожаления и вздоха огорчения не слышно.

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий