«Доктор исламских наук» и «доктор богословия»: в чем отличия?

  • 16.Сен ‘20
  • 5
  • 143
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

В чем отличие этих богословских научных степеней в современной России?

Состоявшаяся 9-10 сентября защита диссертаций на соискание богословской степени «доктор исламских наук» в Болгарской исламской академии оставила массу вопросов, на которые нет вразумительных ответов. За два дня прошла защита 9 докторантов. Удивительно то, что каких-то требований к выносимым на защиту докторским диссертациям попросту нет. Нет их не только на сайте БИА, но и на сайте Дагестанского исламского университете им. шейха Мухаммада-Арифа, где неделю ранее прошла такая же защита 4 докторантов по исламским наукам, нет даже раздела про докторантуру. Годом ранее в БИА докторами исламских наук стали трое. Итого, сейчас в России 16 докторов исламских наук, получивших степени в Татарстане и Дагестане.

Ряд наблюдателей справедливо отметили, что докторанты, выходя на защиту своих диссертаций, опубликовали кто одну, кто три статьи, а кто-то вообще ничего не публиковал. Да и те, кто все-таки написали статьи, опубликовали их в журналах, не входящих в списки рецензируемых научных изданий.

Состав диссертационных советов БИА и ДИИ тоже удручает: нет полного списка членов, среди тех, кого удалось обнаружить, есть люди либо лишь с кандидатской степенью, либо вообще без научной степени.

Этот контраст (отсутствия) требований к докторским диссертациям в БИА и ДИИ особенно ощущается, если сравнить с теми требованиями, которые предъявляются к соискателям церковных ученых степеней кандидата и доктора богословия в Общецерковной аспирантуре и докторантуре РПЦ (кстати, отметим, что в РПЦ признаются две научные степени: кандидата и доктора, в то время как в исламской науке в России есть только одна докторская степень). Итак, во-первых, у ОЦАД имеется «Положение о докторантуре», где четко прописаны требования к докторантам. Во-вторых, существует общецерковный перечень рецензируемых журналов, в которых обязательно должны публиковаться результаты исследований соискателей. Причем ОЦАД не только признает журналы, входящие в списки Высшей аттестационной комиссии, Scopus и Web of Science, но и вводит собственный список периодических изданий на разных языках (он внушительный, в нем 175 наименований). Соискатель кандидатской степени должен иметь 4 публикации, а докторской – все 15. Для соискателей на степень кандидата богословия обязательным является сдача кандидатского экзамена. Наконец, есть солидный Общецерковный докторский диссертационный совет, включающий докторов богословия, докторов церковной истории и докторов исторических и философских наук (25 человек). Тексты представляемых к защите диссертаций, авторефератов и отзывов оппонентов, научного консультанта и ведущей организаций публикуются целиком. Т.е. перед нами серьезный подход к присуждению общецерковных ученых степеней, исключающий конвейерный принцип штамповки докторов и кандидатов.

Зададимся вопросом: почему ничего подобного нет ни в БИА, ни в ДИИ при защите степени доктора исламских наук? Особенно удручает такая картина в БИА: ведь ее ректор Данияр Абдурахманов сам является кандидатом философских наук и прекрасно осведомлен, как важно вводить строгие требования к соискателям научных степеней. Однако ничего подобного им не делается. И это прискорбно, а ведь БИА создавали как российский «Аль-Азхар» с расчетом, что в России должны быть свои богословы со степенью докторов наук. Единственное объяснение заключается в том, что ректоров подгоняют как можно скорее продемонстрировать результат, а получается количество в ущерб качеству.

Интересно, что по этому поводу думают эксперты из Научно-образовавтельной политики

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий