Усиление «дагестанского фактора» на Дальнем Востоке

  • этнополитика
  • 06.Авг ‘21
  • 5
  • 639
  • 0
Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Как конфликт возле мечети в Южно-Сахалинске обнажил сложную этно-конфессиональную ситуацию в регионе

28 июля 2021 года возле мечети г. Южно-Сахалинск после ночной молитвы представителем дагестанского землячества Хизри Тагировым был избит помощник имама Альмир Гайнетдинов. Факт избиения попал на видеокамеру. По сведениям местной прессы, случившееся произошло из-за того, что прихожане мечети не хотели пускать в помещение проповедника из Дагестана для ночлега. Этим проповедником оказался Усман Шамсуев, в прошлом сотрудник Отдела просвещения Муфтията Дагестана, а с 2020 года сотрудник Муфтията Дальнего Востока в составе ДУМ Азиатской части России. На первый взгляд, перед нами конфликт на бытовой почве, однако при более детальном рассмотрении произошедший скандал на Сахалине обнажил гораздо более широкую картину изменения этнорелигиозных процессов в исламской умме Дальнего Востока, где на лидирующее положение начинают претендовать дагестанское духовенство.  

Мечеть в Южно-Сахалинске, где 28 июля был избит помощник имама Альмир Гайнетдинов

В последние несколько лет на Дальнем Востоке фиксируется усиление позиций дагестанских имамов, которые стали активно занимать руководящие должности в местных общинах мусульман, что позволяет говорить о заметной миграции имамов из Дагестана на Дальний Восток, приводящей к конфликтам с татарским духовенством в местных мечетях.

Наиболее ярко «дагестанизации» за 2020 — 2021 гг. подверглись общины Духовного управления мусульман Азиатской части России. Так, в феврале 2020 года имам одной из общин в Магадане, дагестанец Рамазан Алиев указом председателя ДУМАЧР Нафигуллы Аширова был назначен муфтием Дальнего Востока. До этого у Аширова уже был свой муфтий Дальнего Востока в 2007-2013 гг. Дамир Ишмухамедов, татарин по национальности из Владивостока, однако после ликвидации Приморского казыята ДУМАЧР в 2013 году Аширов лишил Ишмухамедова этого духовного звания. И звание муфтия Дальнего Востока по версии ДУМАЧР оставалось вакантным. Спустя 7 лет в сан муфтия был произведен имам Магаданской общины Рамазан Алиев. Став муфтием, Алиев перебрался из Магадана в Хабаровск, где и начал выстраивать структуру Муфтията Дальнего Востока в юрисдикции ДУМАЧР. Здесь следует отметить, что сам Муфтият Дальнего Востока не имеет регистрации как централизованная религиозная организация. Однако такая юридическая лакуна не мешает ему вести активно свою деятельность.

Заручившись поддержкой Нафигуллы Аширова, Алиев стал опираться преимущественно на своих земляков, которых принялся охотно приглашать на специально создаваемые под них новые должности в регионе. Так, 16 апреля 2021 года муфтием Хабаровского края ДУМАЧР назначается Магомед Гитинов. 28 июня 2021 года руководителем Отдела просвещения ДУМ АЧР по Дальнему Востоку назначается Юсуп Абдулмуслимов, в прошлом ректор Дагестанского исламского университета им. шейха Мухаммада-Арифа и выпускник докторантуры Болгарской исламской академии. Для работы в Муфтияте Дальнего Востока был приглашен сотрудник Отдела просвещения Муфтията Дагестана по Кизилюртовскому району Усман Шамсуев.

Всего в Дальневосточном федеральном округе в юрисдикции ДУМАЧР на сегодняшний день находятся 13 зарегистрированных местных религиозных организаций мусульман: 1 – в Иркутской области, 1 – в Магадане, 2 – в Приморском крае, 3 – в Хабаровском крае, 1 – в Якутии, 3 – Бурятии, 1 – в Камчатском крае и 1 – в Забайкальском крае. Все эти общины так или иначе подпадают под сферу влияния Муфтията Дальнего Востока

Для Нафигуллы Аширова подобная «дагестанизация» его общин на Дальнем Востоке в какой-то степени удобна. Дело в том, что за прошедшие 20 лет ДУМАЧР на Дальнем Востоке только теряло свои позиции. Ликвидация Приморского казыята во Владивостоке в 2013 году, ликвидация единственной зарегистрированной общины на Сахалине в 2015 году, усиление влияния ЦДУМ и ДУМ РФ на Дальнем Востоке, — все это вызывало беспокойство и грозило потерей влияния в регионе. Показательна в этой связи реакция на появление общины ДУМ РФ на Камчатке, где у ДУМАЧР была монополия на представительство мусульман, о чем мы ранее подробно мы писали здесь. К тому же ЦДУМ и ДУМ РФ, несмотря на свою многолетнюю конкуренция в Европейской части России, конкретно на Дальнем Востоке сейчас выступают как партнеры. Оно неудивительно: ДУМ Дальнего Востока в составе ЦДУМ в 2015 году возглавил Ахмад Гарифуллин в духовном сане ахунда, специально направленный в Хабаровск верховным муфтием России Талгатом Таджутдином. Под началом Ахмада Гарифуллина его брат Джамал Гарифуллин работал имамом мечети г. Южно-Сахалинска в 2015-2019 гг., а затем Джамал Гарифуллин, перебравшись во Владивосток, 18 августа 2020 года создал ДУМ Приморского края в составе ДУМ РФ. Несмотря на то, что сейчас братья Гарифуллины работают в разных юрисдикциях, лично между собой они не конкурируют, совместно играя против ДУМАЧР: так, на Сахалине, где у Аширова была одна община, ее ликвидировали, а местные власти предпочли ориентироваться на ЦДУМ, которой под строительство мечети власти передали здание ангара МЧС. Оставшиеся у Аширова общины в Приморье все более тяготеют к ДУМ РФ: так, 28 февраля 2021 Владивостокская община «Ислам», ранее входившая в ДУМАЧР, перешла в юрисдикцию ДУМ РФ, а другая община ДУМАЧР в г. Уссурийске стала активно выстраивать отношения с Джамалом Гарифуллиным. Это явно серьезный звонок для ДУМАЧР: сейчас у Аширова в Приморском крае осталось пока что всего 2 общины и нет никакой гарантии, что они не сменят юрисдикцию.

Видимо, чувствуя это, Аширов и предпочел опереться на дагестанского религиозного лидера. Точно также, как Талгат Таджутдин усиливает позиции ЦДУМ на Дальнем Востоке через Ахмада Гарифуллина, а Равиль Гайнутдин укрепляет положение ДУМ РФ через Джамала Гарифуллина, точно также Нафигулла Аширов видит в Рамазане Алиеве и стоящей за ним разветвленной сети дагестанских землячеств надежду на сохранение, а возможно и восстановление прочных позиций ДУМАЧР на Дальнем Востоке, которые были у Аширова прежде в нулевые годы. Алиев же, стараясь укреплять положение ДУМАЧР, попутно усиливает духовное влияние Муфтията Дагестана, поскольку часть дагестанского духовенства на Дальнем Востоке – это вчерашние работники Муфтията Республики Дагестан.

Несмотря на то, что Муфтият РД административно распространяет свою юрисдикцию на мечети в границах своего региона, реальная география духовного влияния дагестанского муфтията значительно шире. Большинство дагестанского духовенства и рядовых прихожан-дагестанцев в той или иной степени являются мюридами муфтия Дагестана суфийского шейха Ахмада Абдулаева. Уже не для кого не секрет, что первым признаком присутствия его мюридов в мечетях не только Дальнего Востока, но и всей России является распространение газеты «Ас-салам» — самого массового печатного мусульманского СМИ в современной России, издаваемого на 12 языках (тираж только русскоязычной версии газеты составляет 90 тыс. экземпляров). Примечательно, что Алиев даже названием для своей структуры выбрал не традиционное «Духовное управление мусульман Дальнего Востока», а «Муфтият Дальнего Востока» по аналогии с «Муфтиятом Республики Дагестан». К тому же Алиев активно налаживает связи с общинами Дагестана.

Получается, что Муфтият Дагестана своими кадрами наполняет традиционно «татарские» муфтияты в Азиатской части России, и если в ДУМАЧР такая ситуация находит поддержку, то в других «татарских» муфтиятах на востоке России – в ЦДУМ и ДУМ РФ – она встречает сопротивление. 

Конфликт на Сахалине лишь обнажил эту проблему. Так, выстраивая отношения с местными органами светской власти, ахунд ДУМ Дальнего Востока Ахмад Гарифуллин начал вести работу по духовному окормлению солдат-срочников в воинских частях на Сахалине, где несли службу новобранцы из Дагестана. В этом заинтересован и сам офицерский корпус подразделений Восточного военного округа, о чем в ходе одной из встреч открыто говорило армейское командование: нередко, солдаты из Дагестана отказываются выполнять приказы командиров, мотивируя это религиозными предписаниями, что нарушает дисциплину и приводит к инцидентам. По одной из версий, Гарифуллин предложил Усману Шамсуеву выступать в роли «военного капеллана», с чем тот и согласился. Однако вскоре Ахмад Гарифуллин увидел в его приезде на Сахалин попытку восстановления влияния ДУМАЧР на острове: ведь Шамсуев до этого был сотрудником Муфтията Дальнего Востока ДУМАЧР, на Сахалине стал опираться на своих земляков-дагестанцев, могла возникнуть ситуация силового перевода общины мечети г. Южно-Сахалинска из ЦДУМ под контроль ДУМАЧР. По этому мнению, Шамсуеву отказали в проживании в служебном помещении при мечети, в ответ на что тот якобы обратился к землякам, один из которых и избил помощника имама Альмира Гайнетдинова.

Произошедшее на Сахалине следует рассматривать как усиление «дагестанского фактора» в исламской умме Дальнего Востока, что не вызывает одобрения в ЦДУМ и ДУМ РФ. Все это наслаивается на конкуренцию между ДУМАЧР и ЦДУМ в союзе с ДУМ РФ за влияние на мусульманские общины Дальнего Востока, а дагестанские кадры где-то успешно, а где-то пока встречая сопротивление, вытесняют татарских имамов из мечетей, в которых они ранее имели влияние.  

Оценить
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии (0)

Добавить комментарий